Евразийский юридический портал

Бесплатная юридическая консультация онлайн, помощь юриста и услуги адвоката

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Юридические статьи Право стран СНГ Правообразующие факторы правотворческой деятельности в республике Таджикистан

Правообразующие факторы правотворческой деятельности в республике Таджикистан


Правообразующие факторы правотворческой деятельности в республике Таджикистан





ПРАВО СТРАН СНГ
Нематов А.Р.

В статье рассматриваются такие правообразующие факторы, как национальный и экологический, которые до сих пор не утратили своего значения и продолжают играть важнейшую роль в определении направлений правотворческой политики государства и формировании содержания современного законодательства Республики Таджикистан.

Правотворчество является непосредственным результа­том социальной действительности. Оно осуществляется под воздействием происходящих в той или иной социальной сре­де процессов. Социальная сущность правотворчества, как и самого права, не вызывает никаких сомнений, т.е. оно прису­ще социуму и развивается в его рамках. Однако в различных обществах правотворчество может приобретать различную направленность, иметь различные социальные цели. Это, пре­жде всего, зависит от социально-культурных условий, в кото­рых развивается и осуществляется само право. При этом спра­ведливо будет сказать, что правотворчества не может быть за пределами объективного мира, невозможно игнорировать за­коны природы, которые являются объективными факторами правотворческой деятельности, отражающими объективный мир, тем более, что и сам социум - это часть этого объектив­ного мира.

Изучение социальных предпосылок помогает выявить объективные причины развития законодательной деятель­ности в государстве, необходимости совершенствования её механизма и усиления роли правотворчества в механизме правового регулирования. Исследование правотворчества в целом и связанных с этим правовым процессом явлений не­возможно без всестороннего учета широкого спектра социаль­ных факторов законодательной деятельности. В свою очередь все эти факторы, непосредственно воздействующие на право­творческую деятельность, по характеру воздействия обычно делят на правообразующие (основные) и процессуальные (обеспечивающие), условно их ещё называют базисными и надстроечными или объективными и субъективными факто­рами соответственно. Правообразующие факторы включают экономический, демографический, географический, полити­ко-правовой, социокультурный, национальный, межнацио­нальный и другие факторы, а обеспечивающие -организаци­онный, информационный, научный и программирующий. Такая структура системы факторов в настоящее время являет­ся общепринятой среди ученых-юристов, но не единственной и доминирующей. Социальные факторы изменяются по мере развития общества, т.е. изменения в общественно-политиче­ской жизни государства влекут за собой и изменение системы социальных факторов. При этом дает знать о себе и приори­тетное влияние тех или иных факторов не только на право­творчество, но и в целом на всю правовую жизнь. В процессе коренных изменений в обществе соответственно видоизменя­ются и социальные факторы, определяется их доминирование друг над другом.





Система основных, правообразующих социальных факто­ров на каждом историческом этапе менялась. Одни из них ста­новились определяющими, другие - второстепенными и от­ходили на задний план. Но, как отмечает С.В. Поленина, хотя вопрос о структуре социальных факторов законодательной деятельности и особенно о наименовании отдельных струк­турных группировок таких факторов остается дискуссионным, тем не менее «набор» важнейших факторов в основном выкри­сталлизовался. К ним при всех условиях относятся экономиче­ский, экологический, демографический, политико-правовой, социокультурный, национальный и ряд других факторов. По­скольку в статье невозможно проанализировать все ключевые правообразующие факторы, непосредственно влияющие, а также формирующие содержание всей правотворческой де­ятельности государства (к тому же некоторые правообразую­щие факторы - политический, экономический и др., нами уже были рассмотрены достаточно подробно), постольку остано­вимся на национальном и экологическом факторах. Послед­ние не так глубоко исследованы, как вышеупомянутые, но и они имеют очень большое значение в определении направле­ний правотворческой политики государства и формировании содержании современного законодательства Таджикистана.

Анализируя социальные предпосылки правотворчества и современные реалии общественной жизни, ученые-юристы на базе уже существующих исследований наряду с традици­онными экономическими, политическими и иными фактора­ми, воздействующими на процесс правотворчества, в систе­ме социальных факторов выделили совсем новые факторы, в частности, такие, как местная, бытовая специфика, обычаи и традиции населения и особенно религиозные верования. Эти факторы можно объединить в одну общую категорию - «на­ционально-культурный фактор». Конечно, раньше тоже гово­рилось об учете национальной, культурной, исторической и другой специфики в процессе правотворчества, но о воздей­ствии национального фактора на правотворчество, где в цен­тре национального самосознания лежит такая категория, как религия, писалось очень мало и весьма кратко.


В настоящее время национальный фактор становится од­ним из определяющих в правотворческой деятельности Тад­жикистана. Он не только непосредственно влияет на закон, но и составляет его содержание. Как известно, национальный фактор состоит из совокупности историко-культурных, мо­рально-духовных элементов, таких, как национальное самосо­знание, дух, культура, язык, религия и др., которые в совокуп­ности составляют культурную составляющую общества, без учета которой невозможно активное общественное участие в правовой жизни государства. По этому поводу М. А. Супатаев отмечал, что без учета культурного развития общества в про­цессе законотворческой и правоприменительной деятельно­сти при одном лишь совершенствовании «юридических тех­нологий» невозможно обеспечить активную самореализацию личности в праве.

На современном этапе гораздо чаще о себе стали заявлять факторы, которые присущи тому или иному обществу и ко­торые непосредственно влияют на правотворческую деятель­ность государства. Такую тенденцию мы можем наблюдать и в современном Таджикистане, где наряду с традиционными факторами выявляется ряд объективных и субъективных фак­торов, определяющих основные направления правотворче­ской деятельности государства.

Формирование права - процесс комплексный, систем­ный. Начинается он с выявления отношений, нуждающих­ся в регулировании, и с определения условий, в которых эти отношения развиваются. Здесь учет специфики общества и восприятие обществом привнесенных правил поведения являются определяющими. Быт, условия и уровень жизни, правосознание, воспитание, мораль и другие критерии на­ционально-духовной культуры в первую очередь влияют на характер поступков людей. Слепое подражание иностранно­му законодательству и/или копирование модельных законо­дательных актов и механическое внесение способов правового регулирования, без учета специфики общества и националь­ного фактора оказываются основной причиной недейственно­сти законодательства.


Формирование и укрепление демократической, правовой и светской сущности своей государственности предполагает развитие правовых институтов, среди которых, как мы пола­гаем, особенно труднореализуемым считается достижение вы­сокой правовой культуры и правового сознания гражданами страны. Построение демократического, правового и светского государства в Таджикистане осуществимо только на основе развития общемировых правовых ценностей и всемерного учета исторических традиций национальной правовой куль­туры, а также собственного понимания права.

Сейчас, в связи с противостоянием восточной и западной цивилизаций, а именно под воздействием исламской цивили­зации, с одной стороны, и западной (либеральной), с другой, таджикское общество разделилось. Одни считают, что наци­ональные ценности и традиции, сформировавшиеся на базе таджикско-персидской культуры, сходят на нет, что они боль­ше не влияют на общественные отношения и не в состоянии регулировать их. Другие, наоборот, именно национальным традициям придают определяющее значение. Такая тенден­ция способствовала позитивации социальных норм, которые имели традиционный характер, им придается правовой ста­тус, они влияют на характер правового регулирования. При­мером сказанного является Закон РТ «Об ответственности ро­дителей за обучение и воспитание детей» от 02.08.2011 г.


Отсюда вытекает такая проблематика, как взаимодей­ствие права с национальными обычаями. Эта проблема в разных странах решается по-разному, и решения чаще всего зависят от такого фактора, как монокультурность или муль­тикультурность общества. В федеративных государствах (мно­гокультурное общество) следует искать иные пути взаимо­действия права и национальных обычаев. Решение проблем взаимодействия культуры и права в условиях федеративных государств крайне важно, так как их игнорирование привело, с одной стороны, к катастрофическому беззаконию, а с другой, к усилению националистических настроений в обществе. Доста­точно обратиться к последним событиям в Европе. Заметим, что при решении этого вопроса мы придерживаемся следую­щей позиции: всякие отношения в обществе должны регули­роваться при доминировании права над иными источниками социального регулирования. В унитарных государствах (кото­рые можно отнести к монокультурному обществу) этот вопрос решается путем облечения норм обычаев и традиций в право­вую оболочку. В условиях среднеазиатских стран, в силу куль­турной специфики и большой роли обычаев в социальном регулировании правил поведения, прослеживается несколько вариантов решения проблемы, в частности законодательством разрешаются применения обычаев в качестве источников пра­ва (например, ст. 8 Семейного кодекса Республики Узбекистан непосредственно допускает применение местных обычаев и традиций в семейных отношениях) и трансформация обы­чаев в право. В условиях Таджикистана, стран Центральной Азии трансформация обычаев в право неизбежна. Об этом свидетельствует практика. Решение настоящей проблемы в странах восточного типа, как практика показала, предполага­ет несколько путей: во-первых, трансформация обычаев, норм религий в правовую норму; во-вторых, законодательное разре­шение возможности непосредственного применения наряду с нормами права также норм обычаев и религий. Придержива­ясь той позиции, что право должно доминировать над ины­ми социальными регуляторами, мы предлагали третий путь решения вопроса - поиски путей и точек соприкосновения, совпадения норм права и норм обычаев и их закрепление в нормативных правовых актах.

При этом не следует впадать в другую крайность и ис­пользовать национальные особенности в ущерб общемировым демократическим ценностям, закрепленным в конституции. В процессе правотворчества учет национальных особенностей должен способствовать развитию общества, а не возвращению его к досоветским отношениям. Законодатель при изучении влияния национальных факторов и их применения должен учитывать их соответствие требованиям демократического, правового, светского государства. Общество, которое преодо­лело все тяготы феодально-деспотического строя с религиоз­ной правовой системой (большую роль в этом преодолении сыграло вначале российское, а затем советское государство) и выбрало курс на построение современного демократическо­го, правового и светского государства на основе либеральных ценностей (соблюдение и защита прав, свобод и интересов человека и гражданина, разделение властей и признание на­рода носителем и источником государственной власти и т.п.), возрождение старых, изживших себя традиций считает не­приемлемым. В процессе правотворчества законодателю не­обходимо учитывать положительные и отрицательные аспек­ты использования национального фактора в правотворческой деятельности.


Национальный фактор в среднеазиатских республиках многоэлементен, но главным чаще всего была и остается ре­лигия. Переплетение национального фактора с религией в постсоветских странах очевидно. Как справедливо отмечает В. Дубовицкий, одной из главных характерных черт процесса возвращения народов, населяющих Среднюю Азию и Россию, к своим историческим и духовным ценностям, является усиле­ние интереса к религии и, прежде всего, к вероисповеданиям, традиционно распространенным в этих странах свыше тысячи лет: исламу и православию. Даже в период существования советской власти в силу географической отдаленности и спец­ифичности региона Средней Азии, в том числе и Таджикиста­на, игнорировать в процессе правотворческой деятельности такой социальный фактор, как религия, было невозможно. Последнее выражалось в закреплении в действующем законо­дательстве запретительных норм (запрещение многоженства), с одной стороны, и во включении норм, подобных нормам мусульманского права, не противоречащих советской идеоло­гии, в действующее законодательство. Так, в Кодекс о браке и семье Таджикской ССР (1972 г.) была включена аналогичная мусульманскому праву норма, согласно которой совершенно­летние дети обязаны содержать престарелых родителей, а в случае уклонения детей от такой обязанности с них в судебном порядке взыскиваются алименты. Эта норма по настоящее время правопреемствуется последующими семейными кодек­сами не только Таджикистана, но и других стран.

Религия всегда влияла на духовное развитие таджикского общества, а также на его правотворчество. Последнее имело и имеет до сих пор как положительные, так и отрицательные последствия. Национальное самосознание растворяется в ре­лигии. Такое уже происходило в VU-VUI вв. с распростране­нием ислама на территории Средней Азии, и такая угроза су­ществует уже на современном этапе. В странах, приверженных традициям восточного типа государства, к которым можно отнести и Таджикистан, религия является основополагающей составляющей национального самосознания, что, конечно, ос­лабляет другие элементы национальной культуры. Обращая внимание на этот немаловажный аспект, следует сказать, что законодательство, думается, должен развиваться с учетом на­ционального фактора, но не исключительно на базе религии, а в совокупности всех элементов национального фактора. В их числе - обычаи, культура, история, литература, язык, нацио­нальный менталитет, которые помогают обществу не потерять свою национальную идентичность, самосознание, свои духов­ные ценности и образ поведения.


Религия в светском государстве может сопутствовать за­конодательству в решении многих общественных проблем. Взаимодействие религии и права в условиях глобализации в восточных типах государств может стать хорошим щитом от её пагубного воздействия, противодействуя терроризму, рели­гиозному экстремизму и т.п. Право и религия в Таджикистане могли бы очень активно взаимодействовать в плане предот­вращения родственных браков, где позиции государства и ре­лигии почти полностью совпадают.

Таким образом, в Таджикском государстве национально­культурный фактор в виде таких культурно-духовных компо­нентов, как обычаи, менталитет, религия и другие остается в числе ведущих, что свидетельствует о том, что правотворче­ство должна отражать культурно-историческую, националь­но-бытовую, идейно-ценностную специфику общества.

В системе правообразующих факторов, воздействующих на правотворчество, одним из ведущих является экологиче­ский фактор. Это исходит из общей политики государства в сфере охраны окружающей среды, рационального использо­вания природных ресурсов и обеспечение экологической без­опасности и благоприятной окружающей среды для граждан. Экологический фактор отражает состояние сохранности при­родных богатств и степень рационального использования при­родных ресурсов, либо проблемы, вызванные необходимостью обеспечения экологической безопасности и сохранения среды обитания человека. Отсюда основными целями правотвор­чества в области экологии являются рациональное использо­вание природных ресурсов, охрана окружающей среды, обе­спечение экологической безопасности и права граждан на благоприятную окружающую среду.


Экологические факторы правотворчества, прежде всего, вытекают из экологических функций государства. Интенсив­ная эксплуатация природной среды, нарушение экологиче­ских требований, вредные последствия различного рода ката­строф требуют постоянного вмешательства государства. Оно устанавливает правовой режим природопользования, опре­деляет экологические требования, условия и порядок исполь­зования природных ресурсов, сохранения, восстановления и улучшения качества природной среды, принимает меры при экстремальных экологических ситуациях.

Экологическое правотворчество традиционно развива­ется в направлении обеспечения охраны окружающей среды и рационального использования природных ресурсов. Юри­дическая наука также ориентирована на практику. Так, С.А Боголюбов пишет, что общественные отношения в области взаимодействия общества, людей и природы обладают спец­ификой: возникают, изменяются и прекращаются по поводу охраны окружающей среды и рационального использова­ния природных ресурсов. Этой позиции придерживается и В.В. Никишин, когда отмечает, что динамика экологиче­ского правотворчества включает правотворчество в сфере ра­ционального использования и охраны водных, земельных, лесных ресурсов, ресурсов недр, растительного и животного мира, а также охраны атмосферного воздуха Однако на современном этапе вопросы экологии не то что упростились, а наоборот, с каждым годом усугубляются, что ставит задачу пересмотра всей внутренней системы экологических факто­ров и определения её новых составляющих элементов. В эту систему, наряду с природоресурсным и природоохранными элементами, необходимо уже включать и такой элемент, как обеспечение экологической безопасности, создание благо­приятных экологических условий для жизни граждан, путем разработки и принятия соответствующих законодательных и подзаконных актов. Благоприятная окружающая среда охва­тывает широкий спектр критериев. Только при создании всех условий, в том числе правовых, и при соответствии критериям можно говорить об установлении благоприятной окружаю­щей среды для граждан. Окружающая среда является благо­приятной, если ее состояние соответствует установленным в экологическом законодательстве требованиям и нормативам, касающимся чистоты (незагрязненности), ресурсоемкости (не­истощимости), экологической устойчивости, видового разноо­бразия и эстетического богатства.


Экологическая безопасность на фоне глобальных угроз становится одной из основных составляющих, одним из «ки­тов» общей системы национальной безопасности любого го­сударства. Сохранение человека как социо-биологического существа непосредственно определяется сохранением его естественной среды, где он формировался как биологическое существо. Деформация его среды в свою очередь может при­вести к деформации природы человека не только как биологи­ческого существа, но и как социального субъекта, деформации всей системы устоявшейся социально-правовых отношений в человеческом обществе, уничтожению и исчезновению самого понятия «человек как высшая ценность». Отсюда обеспечение экологической безопасности, наряду с охраной окружающей среды и рациональным использованием природных ресурсов, должна стать одним из составных элементов экологического фактора всей правотворческой деятельности государства.

В этом направлении Таджикистаном сделаны определен­ные шаги и достигнуты некоторые значительные успехи. Так, ст. 1 Закона РТ «Об экологическом мониторинге» под эколо­гической безопасностью закрепляет также состояние защи­щенности жизненно важных интересов личности, общества, окружающей среды от опасностей, возникающих в результа­те антропогенных и природных воздействий. В связи с этим, обеспечение экологической безопасности является одной из составных частей экологического фактора правотворчества в Таджикистане. Свидетельством этому могут быть принятие таких законодательных актов, как Закон РТ «О биологической безопасности» от 1.03.2005 г., регулирующий деятельность по разработке, испытанию, производству, импорту, экспорту и выпуску на рынок и в окружающую среду генетически мо­дифицированных организмов, направленных на уменьшение риска неблагоприятного воздействия генетически модифи­цированных организмов на здоровье человека, биологиче­ское разнообразие, экологическое равновесие и состояние окружающей среды. Сюда также можно отнести Законы РТ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» от 28.02.2004 г., «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного ха­рактера» от 15.07.2004 г., «О радиационной безопасности» от 1.08.2003 г. и др. Все это привело в итоге к тому, что сегодня Таджикистан занимает 72 место из 180 стран в рейтинге эко­логической эффективности (Environmental Performance Index, EPI), поднявшись на 82 позиции по сравнению с результатами 2014 года. В общей сложности, исследователи присвоили Тад­жикистану 73,05 баллов из максимальных 100. Согласно отчету Йельского и Колумбийского университетов, в 2014 году Тад­жикистан занимал 154 место с 31.34 баллами.


При выведении цифрового выражения, авторы экологи­ческого индекса стран на 2016 год руководствовались такими критериями, как забота о здоровье жителей, состояние водных ресурсов страны, санитарных норм, природы и окружающей среды.

Сегодня в республике сохраняется достаточно проблем в сфере экологической безопасности, в том числе имеется много претензий к законодателям, к примеру, до сих пор недоста­точно урегулированы на законодательном уровне проблемы обращения и утилизации медицинских отходов, утилизации или переработки промышленных и потребительских отходов, которые могут грозить ухудшением санитарно-эпидемиоло­гической ситуации и распространением инфекционных забо­леваний в стране.

Республика Таджикистан является полноправным чле­ном мирового сообщества, и её правовая система включена в общую мировую правовую систему через признание и рати­фикацию универсальных, региональных источников между­народного права. Конституция Таджикистана в свою очередь закрепляет международное право как составную часть право­вой системы государства и объявляет приоритет источников международного права над законами страны (ст.10).


Правотворчество должно развиваться не только путем механического принятия новых законодательных актов, внесе­ния изменений и дополнений в уже действующие законы, и их систематизации. Оно должна развиваться поступательно, с учетом глубокого анализа экологической ситуации не только в государстве, но и в среднеазиатском регионе, в мире в целом. В процессе правотворчества - как на внутригосударственном, так и на межгосударственном уровне, политизация экологи­ческих отношений недопустима. От этого в первую очередь проигрывает именно сама экология. И эта проблема особенно остро стоит в среднеазиатском регионе - в сфере рациональ­ного использования и охраны водных ресурсов. При решении этого вопроса среднеазиатские государства должны, оставив свои политические амбиции и стереотипы, по возможности, направить все свои усилия на сохранение и рациональное использование природных ресурсов региона, в частности во­дных, сохранение их источников. И здесь мы уже можем гово­рить о таком факторе, как международный, который носит в целом правообразующий характер.

Современный мир всё более ориентируется на пред­упреждение и предотвращение глобального экологического кризиса, выразившегося в ухудшении состояния окружающей среды как под воздействием техногенных катастроф, парни­ковых выбросов и промышленных отходов, так и в результате природных стихийных бедствий, что обусловило междуна­родно-правовое сотрудничество государств по обеспечению международной экологической безопасности. Отсюда, наряду с регуляцией экологических отношений национальным зако­нодательством, в том числе с осуществлением правотворчества в этом направлении, все более открытым становится междуна­родно-правовое воздействие на указанные отношения путем международного правотворчества. Международно-правовые акты начали действовать напрямую или же начали имплемен­тироваться в национальные законодательства. Признание и ратификация международно-правовых актов со стороны госу­дарств поставили задачу осуществления правотворческой де­ятельности в указанной сфере на национальном, внутригосу­дарственном уровне. Международно-правовое регулирование экологических отношений обусловлено объективным, при­родным и глобальным характером существующей проблемы, оно не зависит от человека и не знает государственных границ, а поэтому касается всех и везде. Вовлечение в международно­правовое регулирование экологических отношений механиз­мов международного нормотворчества обусловлено тем, что эта проблематика затрагивает интересы не только отдельных государств, но и мирового сообщества в целом.


Таджикистан в 1998 г. на 4-й конференции министров ох­раны окружающей среды в г. Орхусе (Дания) подписал Конвен­цию Европейской экономической комиссии ООН о доступе к информации, участии общественности в процессе принятия решений и доступе к правосудию по вопросам, касающимся окружающей среды (Орхусская Конвенция). Присоединение к указанной Конвенции заставляет придерживаться принципа учета мнения общественности при решении экологических вопросов, закрепленного в Декларации Рио-де-Жанейро по окружающей среде и развитию от 14 июня 1992 г., и имеет своей целью обеспечение содействия защите права каждого человека жить в окружающей среде, благоприятной для его здоровья и благосостояния через свободный доступ к эколо­гической информации. Присоединение Таджикистана к Конвенции сыграло заметную роль не только в совершенство­вании, в развитии в целом экологического законодательства страны, но и способствовало к разработке ряда экологических законодательных актов, в том числе Закона РТ «Об экологиче­ской информации» от 25 марта 2011 г. Этот законодательный акт определяет правовые, организационные, экономические и социальные основы обеспечения экологической информации в Республике Таджикистан, содействует обеспечению права физических и юридических лиц на получение полной, досто­верной и своевременной экологической информации и регу­лирует отношения в этой сфере.

Игнорирование роли международно-правовых актов в развитии внутригосударственного законодательства неумест­но. Признание их частью внутригосударственной правовой си­стемы позволяет государству почувствовать себя частью миро­вого сообщества, помогает ему активно участвовать в решении глобальных проблем, способствует тому, чтобы внутреннее законодательство соответствовало определенному эталону в регулировании общественных отношений. Но какова их роль в развитии системы законодательства и правовой системы государства в целом, когда в государстве отсутствуют опреде­ленные условия для реализации положений международных актов? На практике мы имеем достаточно много примеров как положительной, так и отрицательной роли международ­но-правовых актов в развитии права в государстве. Каждое государство, присоединяясь к тем или иным международным актам, всегда имеет своей целью сотрудничество с другими го­сударствами в решении глобальных проблем и приближение своего законодательства к мировым стандартам. Раннее при­соединение к указанным актам и их ратификация, механиче­ское присоединение к ним с целью приобщиться к чему-то мировому без создания соответствующих условий, конечно же, недопустимо. Как справедливо отмечает Ж. С. Елюбаев, на момент ратификации Конвенции (Орхусской - А. Н.) не все названные страны были готовы соблюдать все положения это­го международного акта. Для реального воплощения идей ратифицированных международно-правовых актов должны быть созданы необходимые организационно-правовые усло­вия, достигнут определенный уровень правового развития как самого государства, так и его граждан. В условиях Таджики­стана принятие соответствующих законодательных актов во исполнение обязательств по настоящей Конвенции составило почти 13 лет.


Право стран СНГ



   

Бесплатная горячая линия 24/7

+8 (800) 500-27-29 доб. 507
Для жителей Российской Федерации

+7 (499) 653-60-72 доб. 665
Для жителей Москвы и МО

+7 (812) 426-14-07 доб. 423
Для жителей Спб и области

Юридические статьи

Адвокатура
Адвокатура и нотариат
Адвокатская деятельность и адвокатура
Авторское право
Антикоррупционное право
Антимонопольное право
Актуальный вопрос
Аграрное право
Арбитражный процесс
Агентство правовой информации «человек и закон»
Бизнес и право
Безопасность и право
Бюджетное право
Гражданский процесс
Гуманитарные права
Гражданское общество
Гражданско-процессуальное право
Государство и политические партии
Договорное право
Дискуссионный клуб
Евразийская интеграция
Евразийская адвокатура
Евразийская безопасность
Евразийская толерантность
Евразийское сравнительное право
Евразийская геополитика и международное право
Европейское право
Корпоративное право
Конституционное и муниципальное право
Криминалистика
Криминология
Криминалистика и оперативно-розыскная деятельность
Конституционное право
Муниципальное право
Миграционное право
Международное экономическое право
Международное экологическое право
Мусульманское право
Мнение нашего эксперта
Международное инвестиционное право
Международная практика
Международное морское право
Международное публичное право
Международное частное право
Право стран СНГ
Право ЕС
Право зарубежных государств
Право Европейского Союза
Право зарубежных государств
Международное гуманитарное право
Национальная безопасность
Общие права человека
Образовательное право
Обычное право
Профессиональная защита
Права детей
Правовая реформа
Психология и право
Проблемы юридического образования
Права человека
Право и образование
Прокурорский надзор
Правоохранительные органы
Право и безопасность
Приглашение к дискуссии
Право народов
Педагогика и право
Право интеллектуальной собственности
Парламентское право
Право и политика
Предпринимательское право
Природоресурсное право
Рецензии
Религия и право
Страницы истории
Слово молодым ученым юристам-международникам
Социология и право
Судебная экспертиза
Судопроизводство
Социальные права
Судоустройство
Сравнительное право
Инновационное право
Информационное право
История государства и права
История права
Избирательное право
Исполнительное производство
Интерэкоправо
Уголовный процесс
Уголовное право и криминология
Уголовно-процессуальное право
Уголовный процесс и криминалистика
Уголовно-исполнительное правоотношение
Уголовно-исполнительное право
Уголовное судопроизводство
Теория прав человека
Теория и история государства и права
Таможенное право
Теория права и государства
Теория
Трибуна молодого ученого
Философия права
Федеративные отношения
Экологическое право
Юридическая наука
Юридические конференции
Юридическая практика
Ювенальная юстиция
Юридическое образование
Юридическая этика
Ювенальное право

Самое читаемое


Бесплатная горячая линия 24/7

+8 (800) 500-27-29 доб. 507
Для жителей Российской Федерации

+7 (499) 653-60-72 доб. 665
Для жителей Москвы и МО

+7 (812) 426-14-07 доб. 423
Для жителей Спб и области

Генеральный партнер

 


12.00.00 Юридические науки

08.00.00 Экономические науки

09.00.00 Философские науки