Правовые аспекты информационной безопасности банковской тайны
 

Евразийский юридический портал

Бесплатная юридическая консультация онлайн, помощь юриста и услуги адвоката

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Банковское право Правовые аспекты информационной безопасности банковской тайны




Банковская тайна является фундаментальной категорией банковского права. Информация, составляющая банковскую тайну, относится к конфиденциальной информации, доступ к которой ограничен в соответствии со ст. 857 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) и ст. 26 Фе­дерального закона Российской Федерации «О банках и бан­ковской деятельности» (далее — Закон «О банках...») в целях защиты денежного обращения. Это обусловлено тем, что бес­контрольное распространение сведений, охраняемых режимом банковской тайны, может привести к дестабилизации денеж­ного обращения.

Банковская система является основой экономики Россий­ского государства. От ее надежного функционирования во мно­гом зависит развитие российской экономики и стабильный политический курс государства. Доверие граждан и юриди­ческих лиц к банковской системе обеспечивает эффективность ее функционирования и является неотъемлемой составляющей экономического развития, а также обеспечения финансовой безопасности государства. Развитие банковского сектора эко­номики, эффективное осуществление банковской деятельности невозможно без существования прогрессивного законодатель­ного регулирования общественных отношений, возникающих по поводу охраны информации, составляющей банковскую тайну. При этом существование коллизии в отношении уста­новления объекта правовой охраны банковской тайны, субъек­тов, гарантирующих тайну данных сведений, предусмотренных ст. 857 ГК РФ и ст. 26 Закона «О банках.», обуславливает воз­никновение многочисленных проблем в правоприменении и создает угрозу информационной безопасности сведений, составляющих банковскую тайну.

 

Правовое содержание банковской тайны согласно указан­ным нормам имеет существенные отличия, в частности можно констатировать, что перечень сведений, составляющих бан­ковскую тайну, неоднороден. Так, ст. 26 Закона «О банках ...» содержит более широкий перечень таких сведений, а именно в ч. 1 ст. 857 ГК РФ банк гарантирует тайну операций по сче­ту, а ст. 26 Закона «О банках.» предусматривает тайну всех операций своих клиентов и корреспондентов, в том числе осуществляемых без открытия счета. Кроме того, ст. 26 За­кона «О банках.» указывает, что положения данной статьи распространяются на сведения об операциях клиентов кре­дитных организаций, осуществляемых банковскими платеж­ными агентами (субагентами); а также на сведения об остатках электронных денежных средств клиентов кредитных органи­заций и сведения о переводах электронных денежных средств кредитными организациями по распоряжению их клиентов. Исходя из установленного ст. 26 Закона «О банках.», следу­ет, что кредитная организация гарантирует тайну сведений, не только изложенных в п. 1 данной статьи, но также тайну об указанных сведениях, которые также составляют объект правовой охраны банковской тайны. Распространение положе­ний о банковской тайне на данные группы сведений означает, что они также являются конфиденциальной информацией, предоставление которой осуществляется в случаях и в порядке, предусмотренных ст. 26 Закона «О банках.». Часть 1 ст. 857 ГК РФ не указывает вышеперечисленные сведения в качестве объекта банковской тайны и не упоминает о корреспондентах в качестве субъектов. При этом с учетом положений, предус­мотренных ст. 860 ГК РФ, можно сделать вывод о том, что све­дения о счетах корреспондентов банка также подлежат охране согласно положениям главы 45. Также необходимо отметить, что ст. 857 ГК РФ, в отличие от ст. 26 Закона «О банках.», относит к банковской тайне сведения о клиенте. Статья 26 За­кона «О банках.» закрепляет право кредитной организации установить иные сведения в качестве объекта банковской тайны, если это не противоречит закону. При этом существует неопре­деленность в том, какие именно иные сведения могут быть уста­новлены самой кредитной организацией в качестве сведений, составляющих банковскую тайну. Отсутствие четких критериев, на основании которых кредитная организация имеет право устанавливать иные сведения помимо прямо предусмотренных законодательством о банковской тайне, наряду с различиями, которые существуют относительно закрепленного в ч. 1 ст. 857 ГК РФ и ст. 26 Закона «О банках...» правового режима бан­ковской тайны, делает объект правовой охраны банковской тайны недостаточно определенным. Указанное обстоятельство обуславливает возникновение проблем в применении действу­ющего законодательства, в частности, при раскрытии сведений, составляющих банковскую тайну, уполномоченным в ст. 26 Закона «О банках.» лицам.





Исходя из учета системного анализа законодательного ре­гулирования банковской тайны в ст. 857 ГК РФ и ст. 26 Закона «О банках.», к сведениям, составляющим банковскую тайну и подлежащим правовой охране, относятся:

- сведения о банковском счете клиента и корреспондента;

- сведения о банковском вкладе клиента и корреспонден­та;

- сведения об операциях клиентов и корреспондентов;

- сведения о клиенте и корреспонденте;

- сведения об операциях клиентов кредитных организаций, осуществляемых банковскими платежными агентами (суба­гентами);

- сведения об остатках электронных денежных средств клиентов кредитных организаций и сведения о переводах электронных денежных средств кредитными организациями по распоряжению их клиентов;

- иные сведения, устанавливаемые кредитной организаци­ей, если это не противоречит закону.


Изложенный перечень сведений не является закрытым, поскольку кредитным организациям предоставлено право установить во внутрибанковских документах иные сведения, гарантируемые согласно законодательству о банковской тай­не. Рассматриваемое право кредитной организации сформу­лировано в законодательстве диспозитивно. Это позволяет кредитной организации не расширять перечень сведений, кон­фиденциальность которых гарантируется в рамках режима банковской тайны. Принимая во внимание ч. 3 ст. 857 ГК РФ, предусматривающую право клиента, права которого наруше­ны, потребовать от банка возмещения причиненных убытков, можно предположить, что кредитная организация не заин­тересована в диспозитивном расширении перечня сведений, являющихся объектом банковской тайны. В данной связи пред­ставляется целесообразным установить на законодательном уровне исчерпывающий перечень сведений, составляющих банковскую тайну, посредством включения в указанный пере­чень информации о клиентах и корреспондентах кредитной организации, а также исключения из текста п. 1 ст. 26 Закона «О банках.» фразы «об иных сведениях, устанавливаемых кредитной организацией, если это не противоречит закону». Установление в п. 1 ст. 26 Закона «О банках.» обязанности кре­дитной организации, Банка России и организации, осущест­вляющей функции по обязательному страхованию вкладов, гарантировать тайну сведений о клиентах и корреспондентах; возложение на служащих кредитной организации обязанно­сти хранить тайну об указанных сведениях, получаемых при исполнении ими профессиональных обязанностей, позволят законодательно закрепить гарантии конфиденциальности све­дений о клиентах и корреспондентах кредитной организации, что обеспечит их информационную безопасность. Кроме того, эти изменения позволят исключить недобросовестные дей­ствия кредитных организаций и их служащих по разглашению указанной информации. У нас вы сможете купить бу сервера для банковской системы. Именитые бренды, идеальное техническое и косметическое состояние.

Кроме того, следует провести анализ эффективности норм института банковской тайны в связи со стремительно разви­вающимися общественными отношениями в сфере платеж­ных услуг. Широкое распространение в банковской практике осуществления переводов без открытия банковских счетов, в том числе с использованием электронных денежных средств, свидетельствует о необходимости актуализации правового регулирования банковской тайны с учетом динамики разви­тия законодательства о национальной платежной системе. В данной связи особо остро встает вопрос об эффективности обеспечения информационной безопасности и конфиденци­альности сведений, касающихся осуществляемых операций.


Исходя из установленного ст. 26 Закона «О банках.» по­ложения относительно распространения режима банковской тайны на сведения об операциях клиентов кредитных органи­заций, осуществляемых банковскими платежными агентами (субагентами), а также предусмотренного ст. 403 ГК РФ положе­ния о том, что должник отвечает за неисполнение или ненад­лежащее исполнение обязательства третьими лицами, на кото­рых было возложено исполнение, если законом не установлено, что ответственность несет являющееся непосредственным ис­полнителем третье лицо, можно сделать вывод, согласно ко­торому кредитная организация несет ответственность перед своим клиентом за соблюдение режима банковской тайны привлеченными ей для осуществления отдельных банковских операций банковскими платежными агентами, а также при­влеченными ими банковскими платежными субагентами. Сле­довательно, банковские платежные агенты (субагенты) также получают доступ к сведениям, охраняемым режимом банков­ской тайны, в силу договора, заключенного кредитной органи­зацией с банковским платежным агентом, а также банковским платежным агентом с банковским платежным субагентом в це­лях осуществления отдельных банковских операций. При этом ст. 26 Закона «О банках.», предусматривая распространение ее положений на сведения об операциях клиентов кредит­ных организаций, осуществляемых банковскими платежными агентами (субагентами), не содержит положений, предписы­вающих указанным субъектам хранить тайну об осуществля­емых ими операциях, а также положений об ответственности банковских платежных агентов (субагентов) за разглашение сведений, составляющих банковскую тайну, поскольку данные положения установлены в отношении конкретно названных в данной статье субъектов и не распространяются на всех субъ­ектов, получивших доступ к банковской тайне. В данной связи представляется обоснованным закрепить соответствующие положения в ст. 26 Закона «О банках.», дополнив ее абзацем следующего содержания: «Банковские платежные агенты (суба­генты) гарантируют тайну об осуществляемых ими операциях клиентов кредитных организаций». «За разглашение банков­ской тайны банковские платежные агенты (субагенты) несут ответственность, включая возмещение нанесенного ущерба, в порядке, установленном федеральным законном». Данные положения будут отвечать требованиям установленного за­конодательством режима конфиденциальности информации ограниченного доступа, а также позволят избежать нарушений банковской тайны со стороны банковских платежных агентов (субагентов) и обеспечить права и законные интересы клиентов кредитной организации.


К следующей группе сведений, на которые распростра­няются положения ст. 26 Закона «О банках.», относятся све­дения об остатках электронных денежных средств клиентов кредитных организаций и сведения о переводах электронных денежных средств кредитными организациями по распоря­жению их клиентов. Исходя из содержания положений ст. 26 Закона «О банках.», кредитная организация гарантиру­ет тайну указанных сведений, они составляют правовое со­держание банковской тайны. В данной связи представляется обоснованным сформулировать соответствующее положение в п. 1 ст. 26 Закона «О банках.» и установить обязанность слу­жащих кредитной организации хранить тайну об указанных сведениях, а также как было указано выше, тайну сведений, касающихся ее клиентов и корреспондентов, получаемых при исполнении ими профессиональных обязанностей. На основа­нии вышеизложенного предлагается дополнить ст. 26 Закона «О банках.» абзацем следующего содержания: «Все служащие кредитной организации обязаны хранить тайну сведений о ее клиентах и корреспондентах, об операциях, о счетах и вкладах ее клиентов и корреспондентов, а также об остатках электрон­ных денежных средств ее клиентов и сведений о переводах электронных денежных средств, осуществляемых кредитной организацией по распоряжению ее клиентов». Включение в содержание банковской тайны, предусмотренное ст. 26 За­кона «О банках...», сведений о клиентах и корреспондентах кредитной организации, установление обязанности служащих кредитной организации хранить тайну об остатках электрон­ных денежных средств ее клиентов и сведений о переводах электронных денежных средств, осуществляемых кредитной организацией по распоряжению ее клиентов; возложение обя­занности на банковских платежных агентов (субагентов) гаран­тировать тайну об осуществляемых ими операциях клиентов кредитных организаций позволит законодательно закрепить гарантии конфиденциальности указанных сведений, что обе­спечит их информационную безопасность.


Следует отметить, что ГК РФ не предусматривает распро­странения положений, установленных ст. 857 и регулирующих отношения, складывающиеся по поводу банковской тайны, на сведения об операциях клиентов кредитных организаций, осуществляемых банковскими платежными агентами (субаген­тами), а также на сведения об остатках электронных денежных средств клиентов кредитных организаций и сведения о перево­дах электронных денежных средств кредитными организация­ми по распоряжению их клиентов. Это можно объяснить тем, что гражданско-правовое регулирование банковской тайны осуществляется в рамках правового регулирования банковского счета. Установление перечня сведений, являющихся объектом правовой охраны банковской тайны, в ст. 26 Закона «О бан­ках.» не ограничивается рамками заключенного банком с кли­ентом договора банковского счета и возлагает на кредитную организацию, Банк России и организацию, осуществляющую функции по обязательному страхованию вкладов, хранить тай­ну не только об операциях по счету, но и обо всех совершаемых клиентами и корреспондентами операциях. Кроме того, ст. 26 Закона «О банках.» предусматривает тайну об операциях кли­ентов кредитных организаций, осуществляемых банковскими платежными агентами (субагентами), а также тайну сведений об остатках электронных денежных средств клиентов кредит­ных организаций и сведения о переводах электронных денеж­ных средств кредитными организациями по распоряжению их клиентов. Указанные положения существенно расширяют объект правовой охраны банковской тайны по сравнению с по­ложениями, предусмотренными ч. 1 ст. 857 ГК РФ. Таким об­разом, можно констатировать, что ГК РФ не содержит полный перечень сведений, охраняемых режимом банковской тайны, поскольку положения, установленные ст. 857 ГК РФ, регулиру­ют отношения, складывающиеся по поводу банковской тайны в рамках заключенных между банком и клиентом договоров банковского вклада и договоров банковского счета и не распро­страняются на отношения, выходящие за рамки данных граж­данско-правовых договоров. Статья 26 Закона «О банках.» содержит более полное регулирование отношений, связанных с банковской тайной, не ограничивающееся рамками договора банковского вклада и договора банковского счета.


Кроме того, следует отметить, что круг субъектов, гаранти­рующих конфиденциальность сведений, составляющих бан­ковскую тайну, также имеет существенные отличия. Согласно ст. 26 Закона «О банках.» к таковым относятся кредитная организация, Банк России и организация, осуществляющая функции по обязательному страхованию вкладов. Из содержа­ния ст. 26 Закона «О банках.» также следует, что служащие кредитной организации являются субъектами, обязанными со­блюдать режим конфиденциальности сведений, составляющих банковскую тайну. Часть 1 ст. 857 ГК РФ определяет в качестве субъекта, осуществляющего режим правовой охраны сведений, составляющих банковскую тайну, только банк, с которым кли­ент заключил договор банковского вклада или договор банков­ского счета, не упоминая о прочих субъектах, указанных в п. 1 ст. 26 Закона «О банках.». Следует отметить, что понятие «банк» уже понятия «кредитная организация», которое рас­крывается в ст. 1 Закона «О банках.» и включает в себя банк и небанковскую кредитную организацию. При этом ч. 4 ст. 845 ГК РФ предусматривает, что правила главы 45 ГК РФ, относя­щиеся к банкам, применяются также и к другим кредитным организациям при заключении и исполнении ими договора банковского счета в соответствии с выданным разрешением (лицензией). Согласно изложенному, положения о банков­ской тайне, установленные ст. 857 ГК РФ, распространяются в том числе на небанковские кредитные организации, однако применение указанных положений ограничивается рамками заключенного между небанковской кредитной организацией и клиентом договора банковского счета и связано с исполне­нием данного договора, в отличие от ст. Закона «О банках.», не содержащей подобного ограничения. В данной связи опера­ции, осуществляемые небанковской кредитной организацией без открытия банковского счета, находятся за рамками право­вого регулирования банковской тайны, установленного ст. 857 ГК РФ. Гражданско-правовое регулирование банковской тайны ограничено рамками договора банковского счета и не содержит полного регулирования всех аспектов отношений, связанных с банковской тайной. Существование подобных противоречий в правовом регулировании банковской тайны является серьез­ным недостатком, обуславливающим возникновение многочис­ленных проблем в правоприменении и, следовательно, требует более четкого правового регулирования.


Следует отметить, что банковскую тайну традиционно при­нято рассматривать в рамках института банковского счета. Ука­занное обстоятельство можно объяснить местоположением норм о банковской тайне (ст. 857 ГК РФ) в главе 45 «Банковский счет», находящейся в разделе 4 под названием «Отдельные виды обязательств». Следует при этом учитывать и то, что регулирование банковской тайны в Законе «О банках.» осу­ществляется ст. 26, расположенной в главе 3 под названием «Обеспечение стабильности банковской системы, защита прав, интересов вкладчиков и кредиторов кредитных организаций», что обуславливает характер и назначение правовой категории банковской тайны, которая служит реализации указанных за­дач.

Проведенное всестороннее исследование правового регу­лирования банковской тайны позволяет говорить о том, что правоотношения, связанные с банковской тайной, выходят за рамки договора банковского счета. В частности, следует от­метить, что в рамках правового содержания банковской тайны предусмотрены операции, осуществляемые без открытия бан­ковского счета, в том числе операции, которые осуществляются небанковской кредитной организацией. Распространение по­ложений ст. 26 Закона «О банках.» на сведения об операциях клиентов кредитных организаций, осуществляемых банковски­ми платежными агентами (субагентами), а также на сведения об остатках электронных денежных средств клиентов кредит­ных организаций и сведения о переводах электронных денеж­ных средств кредитными организациями по распоряжению их клиентов также подтверждает тезис о том, что исследование банковской тайны не ограничивается рамками договора бан­ковского счета, и банковская тайна не должна рассматриваться исключительно как подынститут банковского счета. Правоот­ношения, связанные с банковской тайной, существенно шире отношений, урегулированных нормами договора банковского счета.


Необходимо также отметить наличие публично-правово­го начала в правоотношениях, связанных с банковской тай­ной. Это обусловлено, в первую очередь, наличием консти­туционно-правовых гарантий неприкосновенности личной информации гражданина, а также установлением уголовной ответственности за нарушение банковской тайны. Кроме того, законодательством установлены основания ограничения бан­ковской тайны посредством закрепления прав государственных органов и должностных лиц, указанных в ст. 26 Закона «О бан­ках.», получать сведения, составляющие банковскую тайну, в случаях и в порядке, предусмотренных законом. Государ­ственно-правовое регулирование осуществляется в отношении всех аспектов общественных отношений, связанных с банков­ской тайной, в том числе касается установления правового со­держания банковской тайны, субъектов отношений, связанных с банковской тайной, прав клиентов и корреспондентов кре­дитной организации, обязанностей кредитной организации, ее служащих, иных государственных органов и должностных лиц, гарантирующих тайну законодательно установленных сведений, полученных в соответствии с нормами законодатель­ства о банковской тайне, а также ответственности за разглаше­ние указанной конфиденциальной информации. Изложенные отношения, урегулированные нормами банковской тайны, являются вертикальными отношениями, поскольку в них про­является властный характер. Правовая природа отношений, складывающихся в процессе государственно-правового регули­рования банковской тайны, а также реализации установленных оснований ограничения банковской тайны, имеет ярко выра­женных публично-правовой характер.


Принимая во внимание характер правового регулиро­вания, под банковской тайной предлагается понимать ком­плекс правовых средств по обеспечению конфиденциальности сведений об операциях клиентов кредитных организаций, бесконтрольное распространение которых может привести к дестабилизации денежного обращения. Защита банковской тайны осуществляется средствами публичного и частного права.

На основе проведенного исследования правового регу­лирования банковской тайны приходим к выводу о том, что в отличие от общепринятой правовой концепции институт банковской тайны является публично-правовым институтом, конечной целью которого является защита денежного обра­щения. Обязанность банка по обеспечению сохранности све­дений, составляющих банковскую тайну, существует не в част­но-правовых отношениях с клиентом, а в публично-правовых отношениях с государством. По указанной причине правовое регулирование публично-правовой обязанности банка по обе­спечению сохранности банковской тайны в ГК РФ представля­ется необоснованным.

банкротство юридических лиц



   

Бесплатная горячая линия 24/7

Тел. 8-800-350-23-69 (доб. 192)

Звонок по РФ бесплатный!

Актуально


Бесплатная горячая линия 24/7

Тел. 8-800-350-23-69 (доб. 192)
Звонок по РФ бесплатный!