Евразийский юридический портал

Бесплатная юридическая консультация онлайн, помощь юриста и услуги адвоката

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Международное право МККК: два подхода отечественных правоведов-международников к статусу одной организации

МККК: два подхода отечественных правоведов-международников к статусу одной организации



МККК: два подхода отечественных правоведов-международников к статусу одной организации

«МККК образован в 1863 г. по инициативе ряда обще­ственных деятелей и функционирует на основе Гражданского кодекса Швейцарии; состоит из 25-ти швейцарских граждан. МККК именуется международным, поскольку согласно свое­му уставу осуществляет гуманитарную деятельность на меж­дународном уровне во время вооруженных конфликтов».

В данном определении, составленном авторами коллек­тивной работы и вынесенном в эпиграф нашей работы, есть три неточности, которые могут ввести неподготовленного чи­тателя в заблуждение.

Во-первых, ни под каким видом не может организа­ция осуществлять «гуманитарную деятельность на между­народном уровне во время вооруженных конфликтов», если она «функционирует только на основе Гражданского кодек­са Швейцарии». Если правовую основу функционирования данной организации составляет исключительно один этот документ (являющийся отраслевым документом внутригосу­дарственного права), то и ее деятельность не может осущест­вляться вне рамок данной страны, вне ее территориальных границ. таково действие внутреннего закона любого государ­ства «во времени, в пространстве и по кругу лиц». В противном случае его бы не именовали внутригосударственным законом.

Имеются все основания полагать, что в маленькой Швей­царии, внутреннее законодательство которой максимально адаптировано к деятельности институций подобных рассма­триваемой (в соответствии с нормами Гражданского кодекса и других отраслевых нормативных актов), функционирует не один десяток организаций «образованных по инициативе ряда общественных деятелей». Это могут быть различные ор­ганизации (кружки) по интересам: от собирателей (к приме­ру) старинных пивных кружек до общества по охране хомяч- ков-альбиносов... Но столь же очевиден и факт, что ни с одним руководителем подобных образований ни один руководитель суверенного государства не будет вести (на абсолютно равно­правной основе) переговоры или подписывать международ­ное соглашение публично-правового характера. Но с МККК - подписывают, и довольно часто... почему?

Думается, что вовсе не «поскольку согласно своему уставу МККК осуществляет гуманитарную деятельность на междуна­родном уровне». Для осуществления какой-либо деятельно­сти (в том числе и гуманитарной) на международном уровне одной записи в уставе национальной неправительственной организации явно не достаточно. любая деятельность на международном уровнедолжна быть урегулирована норма­ми международного права: публичного либо частного.

 

Что касается частного права, то любая национальная не­правительственная организация вправе вести соответствую­щую деятельность за пределами границ своего государства, если эта деятельность четко укладывается в строгие рамки международного частного права, то есть «гражданского пра­ва, отягощенного иностранным элементом». Но что касается международного публичного права, то здесь уже требуется качественно иной набор условий. Для деятельности на ниве международного публичного права любой институции необ­ходимо обладать международной правосубъектностью. Этим качеством институцию может наделить только сообщество су­веренных государств (в соответствии с многосторонним догово­ром или международным обычаем). Применительно к МНПО и, в отличие от государств и наций, изначальных и исконных обладателей этого качества, все прочие институции приобре­тают его из первых рук, при наличии целого ряда условий. То есть для всех прочих институций (кроме государств и наций, вставших на путь создания собственного государства), качество международной правосубъектности является не «врожден­ным», а «благоприобретенным».

Что же это за (непростые) условия, позволяющие непра­вительственной организации, созданной по договоренности нескольких частных (физических) лиц одной маленькой стра­ны, участвовать, наряду с влиятельнейшими государствами, в решении задач общемировой значимости?

Любой неподготовленный, но в меру любознательный че­ловек поневоле задаст себе этот вопрос, глядя на величествен­ное здание штаб-квартиры МККК, разместившееся между комплексами представительств США и Российской Федерации. Сам вид, состояние и месторасположение главного офиса этой авторитетнейшей на мировой арене организации уже говорит о многом даже для простого человека, бесконечно далекого от юридических тонкостей ее международно-правового статуса...

МККК - международная неправительственная организа­ция. В отечественной доктрине международного права сегод­ня еще окончательно не устоялось мнение о МНПО как о бес­спорных, наряду с межправительственными организациями (ММПО), субъектах международного публичного права. Суж­дения отдельных авторов, высказанные еще в 50-х гг. минувше­го века о правовом статусе этих институций, как о субъектах международного частного права (поскольку они создаются не государствами, а частными лицами), продолжают «по инер­ции» кочевать из издания в издание, хотя известно немало слу­чаев создания МНПО группой государств.

Другая группа противников международной правосубъ­ектности МНПО в обоснование своей позиции ссылается на то, что их членский состав не представлен государствами.

Хотя и с участием государств мы можем назвать не один десяток НПО.

Однако сегодня, чтобы быть признанной в качестве субъ­екта международного публичного права, неправительствен­ной организации вовсе не обязательно быть созданной го­сударствами или иметь смешанный (с участием государств) членский состав. Нынче все зависит от степени объективной востребованности в мире деятельности той или иной органи­зации, призванной решать задачи общемировой значимости, поставленные временем на повестку дня. Именно поэтому в последние десятилетия коренным образом изменилось отно­шение к неправительственным организациям в Организации Объединенных Наций, и в целом - в мире. И эти изменения в сторону повышения международно-правового статуса. МНПО нашли свое закрепление в различного рода международных документах, включая конвенционные нормы, в частности, в Европейской конвенции «О правосубъектности неправитель­ственных организаций».

Поэтому неслучайно такой неправительственной органи­зации, как МККК, учитывая ее политический вес, заслуженный авторитет и бесспорное влияние на события, происходящие в разных регионах мира, и формирование международного гу­манитарного права, 16 октября 1990 г. Генеральная Ассамблея предоставила статус Постоянного Наблюдателя при Органи­зации Объединенных Наций, что в практике ООН допускается только в отношении самых влиятельных международных меж­правительственных организаций регионального масштаба.

Ясно, что несубъект международного публичного права ни при каких обстоятельствах не может обладать подобным статусом, официально уравнивающим МНПО с государствами, межправительственными организациями, специализирован­ными учреждениями ООН и нациями, борющимися за свою независимость. Ясно также и то, что с обретением этого статуса за всеми отношениями МККК с ООН и всеми отношениями с иными субъектами международного права признается их леги­тимный характер. Говоря проще, все эти отношения с той поры узаконены на самом высоком международном уровне.

Сказанное в полной мере относится и к международным соглашениям, заключенным МККК. Относительно последних авторы издания, посвященного МККК, отмечают: «Такие со­глашения, безусловно, относятся к сфере международного пу­бличного права. Подписавшие их государства тем самым при­знают, что МККК является субъектом международного права и предоставляют ему льготы и привилегии, которыми обычно пользуются межправительственные учреждения.

После приведения бесспорных доказательств междуна­родной правосубъектности МККК о его договорной право­способности мы вправе говорить как о само собой разумею­щемся качестве, имплицитно присущем правосубъектности. Реализуя свою договорную правоспособность, МККК (за два десятилетия до предоставления ему статуса наблюдателя при ООН), еще в 1969 г., как равноправная сторона, заключил офи­циальное международное соглашение с греческим правитель­ством, т.н. «Правительством черных полковников» о проведе­нии инспекции представителями Комитета греческих тюрем, где содержались лица, задержанные во время массовых облав, проводившихся в стране полицейскими силами[.

Подписание подобных соглашений с правительствами многих стран мира - обычная практика МККК. Такие соглаше­ния, к примеру, подписаны Комитетом с Грузией7, Узбекиста­ном8, Киргизией9, Украиной10, Таджикистаном, Китаем12 и др.

 

Двадцать четвертого июня 1992 г. в Москве подписано Соглашение между Правительством Российской Федерации и Международным Комитетом Красного Креста о статусе его Делегации (Представительства) на территории России.

В статье первой названного Соглашения подчеркивает­ся, что «статус МККК на территории Российской Федерации аналогичен статусу международных межправительственных организаций». В статье десятой указано, что «члены делегации МККК имеют статус, аналогичный статусу, предоставляемо­му сотрудникам межправительственных организаций». Глава делегации, его заместители и члены их семей пользуются та­ким же статусом, каковой предоставляется дипломатическим представителям.

За последние десятилетия МККК заключил более 60-ти подобных соглашений с правительствами стран, где открыты его представительства (включая Швейцарию, где располагает­ся штаб-квартира Организации).

Естественно, все эти соглашения впоследствии были ра­тифицированы парламентами стран, заключивших их.