Евразийский юридический портал

Бесплатная юридическая консультация онлайн, помощь юриста и услуги адвоката

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Среди проблем производства в суде с участием присяж­ных заседателей особого внимания заслуживают проблемы судебного следствия, как центрального этапа судебного раз­бирательства, в котором производится исследование всех имеющихся в уголовном деле доказательств и собирание вновь представленных. Именно в ходе судебного следствия у присяжных закладываются основы внутреннего убеждения. Судебное следствие в суде с участием присяжных заседателей проводится по общим правилам, с особенностями, вытекаю­щими из процессуально-правовой природы суда присяжных. Главная особенность состоит в разделении компетенции меж­ду профессиональным судьей и присяжными заседателями, что обуславливает деление судебного следствия на два этапа: до вынесения вердикта и после. На первом этапе исследуются обстоятельства, установление которых необходимо для отве­тов на вопросы, поставленных перед присяжными заседате­лями и, следовательно, исследуются только те доказательства, которые относятся к данным обстоятельствам. На втором - об­стоятельства, на основе которых решаются правовые вопросы: о квалификации преступления и наказании, если обвиняемый признан виновным.

Исследуя структуру судебного следствия в суде присяж­ных, стоит указать, что она начинается со вступительных за­явлений государственного обвинителя и защитника, в которых государственный обвинитель излагает существо предъявлен­ного обвинения и предлагает порядок исследования представ­ленных им доказательств, а защитник высказывает согласован­ную с подсудимым позицию по предъявленному обвинению и мнение о порядке исследования представляемых стороной защиты доказательств (ч.ч. 1.2 ст. 301 УПК РФ). Такой порядок судебного следствия обусловлен принципом состязательно­сти, когда каждая из сторон может донести до суда свою по­зицию по делу, способствуя тем самым формированию вну­треннего убеждения у присяжных заседателей. Как отмечает С. Хрулев: «Порядок рассмотрения доказательств в суде прямо влияет на убеждение людей, изучающих уголовное дело, и по­этому в большей или меньшей степени определяет их мнение по нему. Если производить судебное следствие без всякой си­стемы, допрашивать свидетелей и прочитывать документы как попало, то в итоге получится совсем не такое ясное целостное впечатление, какое получится, если судебное следствие будет производиться систематично. Иногда даже впечатление меня­ется - ослабляется или усиливается - только от того, что одни доказательства разрабатываются прежде или после других, их отменяющих и тем дающих им известное освещение. Поэтому порядок рассмотрения доказательств в суде, то есть управле­ние ходом судебного следствия, несомненно, может оказать влияние на силу, а в некоторых случаях даже на характер впе­чатления доказательств».

Такого же мнения придерживается Т. В. Моисеева, кото­рая считает, что «такой порядок исследования доказательств по делу создает условия для объективного исследования при­сяжными заседателями обстоятельств уголовного дела, фор­мированию у них определенных убеждений и представлений об обстоятельствах исследуемого события. Исходя из этого понятно, что процессуальные особенности доказательствен­ной процедуры в суде присяжных играют далеко не фор­мальную роль. Ошибки, допущенные в ходе осуществления процесса доказывания, могут повлечь за собой вынесение не­правосудного решения. Поэтому среди основных причин от­мены приговоров называют, в том числе, и нарушение правил порядка исследования доказательств судом присяжных, регла­ментированного главой 37 УПК РФ.

С точки зрения присяжных заседателей, обозначенная часть вступительного заявления представляет для них несо­мненный интерес, так как присяжные не знакомятся с мате­риалами дела до судебного разбирательства и исследуют их только в ходе судебного следствия. Излагая вступительное заявление в суде с участием присяжных заседателей, государ­ственный обвинитель не вправе ссылаться и оглашать при­говоры по другому делу в отношении ранее осужденного со­участника (соучастников). Оглашение такого приговора будет расценено как незаконное воздействие на присяжных заседа­телей, которое может повлечь за собой отмену приговора.

Специфика суда с участием присяжных заседателей об­уславливает необходимость исследования в присутствии при­сяжных заседателей только тех фактических обстоятельств уголовного дела, доказанность которых устанавливается при­сяжными в соответствии с их полномочиями, предусмотрен­ными ст. 334 УПК РФ (ч. 7 ст. 335 УПК).

УПК РФ не предусматривает, какие конкретно фактиче­ские обстоятельства и в каком объеме должны быть рассмо­трены судом с участием присяжных заседателей. Между тем они должны быть достаточными для принятия присяжными заседателями решения о том, имело ли место деяние, в со­вершении которого обвиняется подсудимый; доказано ли, что деяние совершил подсудимый; виновен ли подсудимый в со­вершении этого преступления.

Личность подсудимого с участием присяжных заседате­лей исследуется лишь в той мере, в какой это необходимо для установления отдельных признаков состава преступления, в совершении которого он обвиняется. В ходе судебного след­ствия в суде с участием присяжных заседателей не могут быть исследованы обстоятельства, способные вызвать у присяжных предубеждение к подсудимому, или требуют от них знания юридической квалификации статуса подсудимого (о его суди­мости) или предполагают собственную юридическую оценку при вынесении ими своего вердикта. Так, к примеру, вопрос о вменяемости подсудимого относится к компетенции предсе­дательствующего судьи и разрешается без участия присяжных заседателей.

С участием присяжных заседателей не подлежат исследо­ванию такие процессуальные решения как: постановление о возбуждении уголовного дела, постановление о привлечении в качестве обвиняемого, не подлежат обсуждению и разреше­нию вопросы и ходатайства, направленные на обеспечение ус­ловий судебного разбирательства, такие как принудительный привод потерпевших, свидетелей, отводы участников процес­са, вопросы, качающиеся меры пресечения, и другие вопросы права, не входящие в компетенцию присяжных заседателей и способные вызвать их предубеждение в отношении подсуди­мого и других участников процесса.

На важность ограждения присяжных заседателей от све­дений, выходящих за рамки пределов доказывания, которые могут повлиять на их объективность и беспристрастность, обратил внимание Пленум Верховного Суда Российской Фе­дерации в Постановлении № 23 от 22 ноября 2005 г., указав, что с участием присяжных заседателей не исследуются фак­ты прежней судимости, характеристики, справки о состоянии здоровья, о семейном положении и другие данные, способные вызвать предубеждение присяжных заседателей в отношении подсудимого3. К иным данным, способным повлиять на содер­жание выводов присяжных, очевидно, следует отнести любую негативную информацию о подсудимом, которая не связана с совершенным преступлением.

Запрещая исследование в суде с участием присяжных за­седателей подобных фактов, законодатель исходил из того, что эти факты не имеют значения для решения присяжными за­седателями вопроса о доказанности совершения подсудимым конкретного деяния.

Между тем, как показывает анализ судебной практики, норма ч. 8 ст. 335 УПК РФ практикой толкуется расширитель­но, т.е. вызывающими предубеждение понимаются любые сведения, преследующие цель вызвать у присяжных опреде­ленные эмоции, которые могут помешать им беспристрастно и объективно оценить обстоятельства дела.

Так, Судебная коллегия Верховного Суда РФ основа­нием к отмене приговора Московского окружного военно­го суда, постановленного в соответствии с вердиктом при­сяжных заседателей, посчитала сообщение в присутствии присяжных сведений, которые могли вызвать у них пред­убеждение в отношении подсудимых. Например, адвока­ты подсудимого представили суду такие характеристики своего подзащитного, как: обучение в высших учебных за­ведениях, намерение поступить в аспирантуру и на работу в правоохранительные органы, его семейное положение, отношение к военной службе. В отношении другого под­судимого, присяжным заседателям было сообщено, что он ранее сидел в тюрьме, что по другому делу он обвиняется в вымогательстве, что он имеет боевой опыт, участвовал в спецоперациях. Сообщалось, что отец подсудимого в ходе судебного разбирательства получил инфаркт и находится в реанимации. Таким образом, Верховный Суд счел неправо­мерным воздействием на присяжных как сообщение им не­гативной информации, так и доведение до них сведений, положительно характеризующих подсудимых, указав, что обсуждение таких вопросов выходит за пределы компетен­ции присяжных.

В этой связи мы полностью разделяем мнение процес­суалистов, считающих, что рассматриваемые положения уголовно-процессуального закона препятствуют в полной мере обеспечению процессуальной возможность принятия законного и справедливого решения судом присяжных. Требование всесторонности означает, что в ходе судебного рассмотрения уголовного дела должны быть тщательно вы­яснены и проанализированы все его обстоятельства, все фак­ты, имеющие значение для принятия правильного решения. Если присяжным поставлен вопрос о том виновен ли подсу­димый, они должны понимать, что за личность стоит перед ними, способна ли она совершить подобное преступление. Пленум ВС РФ в п. 4 Постановления от 29 апреля 1996 г. № 1 «О судебном приговоре» указал, что обвинительный при­говор должен быть постановлен на достоверных доказатель­ствах, когда по делу исследованы все возникшие версии, а имеющиеся противоречия выяснены и оценены. Всесторон­нее исследование выражается в том, что должны быть тща­тельно выяснены все юридически значимые обстоятельства дела, в том числе усиливающие или смягчающие (устраня­ющие) уголовную ответственность; должны быть собраны, проверены и оценены все необходимые обстоятельства; при исследовании обстоятельств дела должны одинаково тща­тельно проверяться версии обвинения и защиты; подлежат тщательному выяснению также и фактические данные, не­обходимые для разрешения гражданского иска.

Заметим, что на практике почти всегда возникает необ­ходимость объективной оценки показаний подсудимого. Так, Судебной коллегией по уголовным делам ВС РД оставлен без изменения приговор в отношении подсудимого П. При этом кассационная инстанция отметила, что, разрешая ходатай­ство защитника подсудимого П. об оглашении заключения экспертизы касающейся его индивидуально-психологических особенностей личности, председательствующий правильно указал в Постановлении о том, что оценка доказательств с точ­ки зрения их достоверности и достаточности для разрешения дела входит в компетенцию присяжных заседателей. Заклю­чение же эксперта-психолога об особенностях личности под­судимого П. имеет значение для решения вопроса о достовер­ности его показаний.

Нельзя забывать, что подсудимые, которые не раз со­вершают преступления, зачастую хорошие психологи и спо­собны вызвать у присяжных необоснованное сочувствие и со­страдание. Поэтому вполне обоснованно было бы сообщать присяжным обо всех обстоятельствах, характеризующих лич­ность подсудимого, мотивируя это тем, что присяжные долж­ны знать о том, кто перед ними находится на самом деле.

Присяжные заседатели, являясь полноценными судьями, несут обязанность вынесения вердикта, определяющего во многом судьбу подсудимого, и потому должны иметь право исследовать доказательства по делу без каких-либо ограниче­ний.

Еще одной важной особенностью судебного следствия с участием присяжных заседателей является недопустимость оглашения доказательств, признанных судом недопустимы­ми. В п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. № 8 «О некоторых вопросах применения Конституции РФ при осуществлении правосудия» указано, что недопустимо использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона (ч. 2 ст. 50 Конституции Российской Федерации), а также нарушением требований УПК РФ, в силу которых доказательства, полученные с на­рушением закона, не могут быть положены в основу обвине­ния. Доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона, если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией РФ права человека и гражданина или установленный уголовно-про­цессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления, а также, если собирание и закрепление до­казательств осуществлено ненадлежащим лицом или орга­ном, либо в результате действий, не предусмотренных про­цессуальными нормами.

Нарушение такого запрета может стать основанием для отмены приговора суда. В связи с этим председатель­ствующий судья обязан принимать необходимые меры, исключающие возможность ознакомления присяжных за­седателей с недопустимыми доказательствами. Так, закон предусматривает, что на время обсуждения и разрешения такого рода вопросов присяжные удаляются из зала за­седания. Если присяжным все-таки становятся известны недопустимые доказательства, например, сведения о при­менении незаконных методов следствия и т.д., то предсе­дательствующий должен дать им необходимые разъясне­ния и предупредить о невозможности использовать такого рода сведения при вынесении вердикта.

В целом ход судебного следствия определяется общими правилами, в основе которых лежит принцип состязательно­сти, с теми особенностями, о которых сказано выше.

ДЖАБРАИЛОВА Саида Абдулмуслимовна
магистрант кафедры уголовного процесса и криминалистики Юридического института Дагестанского государственного университета



   

Бесплатная горячая линия 24/7

Тел. 8-800-350-23-69 (доб. 192)

Звонок по РФ бесплатный!

УБРиР [CPS] RU
Альфа-Банк Кредитные карты [CPS] RU

Тинькофф Бизнес [CPS] RU

Бесплатная горячая линия 24/7

Тел. 8-800-350-23-69 (доб. 192)
Звонок по РФ бесплатный!

Рокетбанк [CPS] RU