Евразийский юридический портал

Бесплатная юридическая консультация онлайн, помощь юриста и услуги адвоката

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Юридические статьи Криминалистика и оперативно-розыскная деятельность Оперативно-розыскные и организационные мероприятия, направленные на получение идентификационной информации о личности неопознанного трупа

Оперативно-розыскные и организационные мероприятия, направленные на получение идентификационной информации о личности неопознанного трупа

Криминалистическое обеспечение разрешения зада­чи установления личности неопознанного трупа составляет содержание не только процессуальной, но и оперативно­розыскной деятельности. Выделившись в свое время из криминалистики в самостоятельную науку, оперативно­розыскная деятельность продолжает использовать в целях выявления, раскрытия и пресечения преступлений кри­миналистические знания, средства и методы. Свое при­ложение криминалистический арсенал проявляет в ходе оперативно-розыскных мероприятий, с помощью которых устанавливается значительный объем диагностической и идентификационной информации, способствующей уста­новлению личности неопознанного трупа.

Проводимые в этих целях оперативно-розыскные ме­роприятия должны реализовываться в двух направлениях. Первое, безусловно, представлено мерами по установле­нию личности по имеющимся идентификационным при­знакам; второе предполагает выстраивание версионного ряда на основе данных криминалистической характери­стики и проверку выдвинутых версий посредством ОРМ. Однако оба направления будут зависеть от объема первич­ной информации о личности трупа, которая должна быть представлена применительно к схеме изучения личности.

Исходя из посылки, что установление личности по неопознанному трупу является частным случаем кри­миналистического установления личности, М.Н.Шухнин предпринял попытку анализа взглядов различных ученых-криминалистов на структуру личности. Взяв за основу точку зрения А.М.Зинина на сущность крими­налистического установления личности как действия, направленные на анализ различной информации о че­ловеке с целью установления отдельной человеческой индивидуальности, характеризуемой совокупностью со­циальных, демографических, психофизиологических и анатомо-морфологических признаков, М.Н.Шухнин рас­сматривает схожие взгляды Б.Г.Ананьева, В.Е.Корноухова, В.А.Жбанкова, П.П.Цветкова и других авторов на структу­ру свойств личности. Структура свойств человека, с точ­ки зрения М.Н.Шухнина, представлена биологически­ми, социальными, психологическими и интегративными свойствами (пол и возраст). Удачна мысль исследователя о сопоставлении личностной информации с идентифика­ционной, однако в этом случае нельзя согласиться с ним в том, что идентификационная информация, полученная при исследовании трупа, охватывает сведения только о биологических свойствах погибшего человека. При этом указанный автор говорит о возможности идентификаци­онных признаков выражать и психологические свойства.

Учитывая, что процесс установления личности трупа не может быть полностью идентификационным, а предпо­лагает разрешение диагностических и классификационных задач, которые по отношению к процессу идентификации выступают промежуточными звеньями, обеспечивающи­ми дальнейшее установление тождества, в комплекс при­знаков, позволяющих установить личность трупа, следует включать признаки психологических и социальных свойств личности.

Заслуживает внимания мнение Г.С.Воропаева, выде­лившего следующий комплекс признаков:

  1. Атрибутивно-внутренние свойства и комплексы признаков, присущие внутренней организации человека и, как правило, не находящие проявления во внешней ор­ганизации человека. Это такие свойства, как генетический код индивида - ДНК; групповые свойства крови, спермы, волос; различные выделения организма (пот, моча и др.), остеологические особенности структуры костей и черепа, по которым определяются внешний вид человека, особен­ности стоматологического статуса; наследственные забо­левания. Существенную подструктуру образуют психоло­гические свойства (темперамент, бисексуальность и др.), пограничные психиатрические патологии, а также психиа­трические заболевания индивида.
  2. Атрибутивно-морфологические (внешние) свойства и признаки, характеризующие внешний вид индивида (рост, телосложение, тип, форма и черты лица и др.).
  3. Атрибутивно-функциональные комплексы: осанка, походка, жестикуляция, мимика, взгляд, голос, речь, по­черк, профессиональные навыки и др.
  4. Приобретенные (используемые) в процессе жизни индивида: комплексы признаков одежды и обуви, натель­ной живописи (татуировки), следы профессиональной дея­тельности, последствия травм и операций, патологические и профессиональные заболевания и т. д.
  5. Социально-демографические: фамилия, имя, отче­ство; пол, возраст, раса, национальность, место рождения, место работы, профессия, семейное положение и состав се­мьи, наличие или отсутствие судимости.


Помимо указанных признаков, комплекс которых Г.С.Воропаев называет моделью неопознанного трупа, он предлагает включать в указанную модель блок крими­налистической характеристики, выделяя время и место наступления смерти, причину смерти, характер и распо­ложение телесных повреждений, орудия и средства совер­шения преступлений, способ, место сокрытия и позу трупа, микроследы и микрочастицы и пр. Однако, судя по со­держанию перечисленных элементов, автор не разделяет содержание криминалистической характеристики как си­стемы и обстоятельств, подлежащих установлению. Учи­тывая, что одна из следственных ситуаций характеризуется обнаружением неопознанного погибшего лица, смерть ко­торого наступила вне криминальных процессов, ни о какой криминалистической характеристике речь идти не может. Целесообразно указанный блок сведений именовать при­знаками, характеризующими обстоятельства смерти.

Помимо разработки системы перечисленных при­знаков научно-методическое обеспечение должно быть на­правлено на определение источников информации об этих признаках, поскольку в ситуации совершения убийства не только труп будет носителем таких сведений.

Необходимо отметить также, что оба выдвинутых на­правления реализуются по возможности одновременно. Даже если на первый взгляд, как уже говорилось ранее, труп не имеет признаков насильственной смерти, это не значит, что оперативно-розыскная работа должна строить­ся только по первому направлению. Версия об убийстве не должна полностью исключаться, а для этого параллельно отрабатывается второе направление.

Проведение ОРМ в целях установления личности по идентификационным признакам предполагает, как пра­вило, обращение к таким мероприятиям, как опрос граж­дан, отождествление личности и наведение справок. В ходе оперативно-розыскного мероприятия «опрос граждан» оперативный работник получает информацию о внезапно уехавших, исчезнувших, пропавших без вести лицах, среди которых может оказаться интересующий следствие чело­век, сведения о приметах пропавшего.

Оперативно-розыскное мероприятие «отождествле­ние личности» во многом схоже со следственным действи­ем «предъявление для опознания», однако, в отличие от последнего, не регламентировано так детально нормами уголовно-процессуального закона. В качестве объекта, под­лежащего оперативному узнаванию, может выступать как сам труп, так и его объективные (фотографии, посмертные маски) и субъективные (словесное описание, реконструк­ции лица по черепу) отображения.

Под оперативно-розыскным мероприятием «наведе­ние справок» следует в контексте данной проблемы пони­мать: обращение с запросами в различные организации, предприятия, учреждения с целью выяснения фактов вне­запного исчезновения работающих там граждан; обращение в медицинские учреждения с целью поиска медицинской документации, которая могла бы помочь в отождествлении личности погибшего; обращение с запросами и получение ориентировок из других ОВД о пропавших без вести лицах и их приметах, информирование их о факте обнаружения трупа, его приметах; проведение проверок по криминали­стическим и оперативно-справочным учетам.

Выстраивание версионного ряда основывается на ре­шении уравнения криминалистической характеристики при двух неизвестных: личность преступника и личность жертвы. При обнаружении трупа субъект расследования воспринимает криминальную ситуацию, в которой эле­менты криминалистической характеристики находятся в корреляционной зависимости со строго присущими толь­ко им (каждому элементу) параметрами. В этой ситуации к числу известных элементов относятся место преступления, время, условия, образующие в совокупности обстановку, биометрические характеристики жертвы, способ престу­пления, механизм следообразования. Остается полностью неизвестным лишь личность преступника, выдвижение и проверка версий о которой поможет в обратном порядке выйти на личность убитого. Данная криминальная ситуа­ция требует выдвижения следующих версий:

-    о связи преступника и жертвы: знакомы, не зна­комы, опосредованно знакомы. Об этом косвенно будет свидетельствовать способ убийства. Например, отчленение головы, расчленение полностью, обезображивание, уничто­жение особых примет указывает на родственные отноше­ния преступника и жертвы; признаки заказного убийства свидетельствуют об опосредствованном факте знакомства через заказчика преступления;

-    о связи жертвы и обстановки преступления: прожи­вала, работала, отдыхала в данном месте; нет связи с ме­стом, труп был туда доставлен преступником либо в силу природных явлений; в пути следования к указанным ме­стам;

-    о связи преступника с обстановкой по тем же на­правлениям;

-    о связи преступника, обстановки и выбранного спо­соба убийства.

Выдвинуть все необходимые для следствия из обозна­ченных версий оперуполномоченному позволяют опера­тивно-розыскные мероприятия, проводимые во время осмотра места происшествия: опрос свидетелей-очевидцев, в необходимых случаях обследование («прочесывание») местности. Последнее позволяет расширить границы места происшествия, подлежащего осмотру (в случае, если в ходе обследования местности обнаруживают следы, веществен­ные доказательства, относящиеся к расследуемому собы­тию, вслед за обследованием производят осмотр места про­исшествия по правилам этого следственного действия).

Особенно важно это при обнаружении вне населен­ных пунктов частей расчлененного трупа. В ходе такого обследования подчас удается обнаружить отсутствую­щие части трупа, а иногда и место, где происходило рас­членение. Обследование местности необходимо выпол­нять во всех случаях обнаружения трупов вне населенных пунктов.

Для отработки выдвинутых версий оперативно-ро­зыскным путем оперуполномоченному следует получить информацию об оперативной обстановке на данном участ­ке от участкового уполномоченного милиции.

Участковый уполномоченный милиции при обна­ружении на участке признаков преступления принимает меры к охране места происшествия, выявлению свидетелей, обнаружению вещественных доказательств. Как сотрудник, наиболее хорошо знающий население данной местности, он участвует в выдвижении версий о личности погибшего, указывает на лиц, которые могли бы участвовать в его опо­знании.

Как и в первом направлении, следует провести такое ОРМ, как наведение справок посредством обращения к учетам.

Нельзя согласиться в этом вопросе с М.Н.Шухниным, который относит проверку по учетам к третьему этапу установления личности трупа, когда уже проведены со­ответствующие экспертизы, которые дали некоторый объем идентификационной информации, позволяющей обратиться к учетам. Начиная с момента обнаружения трупа, оперуполномоченный получает ряд идентифика­ционных признаков, позволяющих обратиться к соответ­ствующим базам данных. Например, дактилоскопирова­ние трупа на месте происшествия позволяет обратиться к пофамильно-дактилоскопическому учету, выявление при осмотре татуировки - использовать местный учет татуиро­вок и кличек.

Конечно, после экспертиз будет получен больший объем сведений, позволяющий снизить до минимума ин­формационную неопределенность. Тогда расширится и спектр информационно-регистрационных массивов, и по­вторная проверка может дать более полные результаты.

В литературе выделяются две группы учетов, которы­ми пользуются субъекты уголовного расследования:

1)    криминалистические учеты, которые специально созданы для нужд правоохранительных органов;

2)    иные учеты, созданные для информационного об­служивания государственных, общественных, частных структур и граждан. Учеты второй группы также имену­ются вневедомственными.

Вопрос о классификации криминалистических уче­тов является достаточно спорным в криминалистической литературе. Отсутствие единых подходов к выделению основания классификации приводит к разногласиям по поводу отнесения отдельных учетов к тому или иному виду. В данном случае совершенно не понятна точка зрения Р.А.Усманова об исключении учета неопознанных трупов, без вести пропавших, больных и детей из числа крими­налистических. Названный автор в числе оснований отне­сения учета к категории криминалистических указывает критерий связи объекта учета с событием преступления. Возникает вопрос, почему такую связь Р.А.Усманов не ви­дит по отношению к трупу и без вести пропавшему лицу? Возможно, что лицо может погибнуть в силу естественной смерти, а пропасть без вести в отсутствие криминальных обстоятельств. Но в таком случае пришлось бы вести по этим фактам параллельный розыскной учет, что только бы усложнило и так не простую для рядового правопримени­теля систему регистрации криминалистически значимой информации.

Подразделения ИЦ УВД, МВД осуществляют сбор, учет, регистрацию и обработку информации, выдают ее по запросам и инициативно в заинтересованные аппараты; из­дают розыскные бюллетени; ведут оперативно-справочные, криминалистические и розыскные учеты; разрабатывают и обеспечивают функционирование АИПС оперативно­розыскного назначения; участвуют в обеспечении контроля за своевременностью объявления и прекращения розыска.

На уровне МВД России информационное обеспечение розыскной работы возложено на Главный информацион­ный центр. В этих целях ГИЦ ведет учеты разыскиваемых, опознаваемых лиц и неопознанных трупов граждан, издает циркуляры об объявлении и прекращении федерального розыска и рассылает их в ИЦ МВД (УВД). Издает сборники- ориентировки с фотографиями состоящих на централизо­ванном учете неизвестных больных и неопознанных трупов граждан, в первую очередь детей и жертв преступлений (по согласованию с ГУУР и НЦБ Интерпола в Российской Федерации). При необходимости установление лично­сти по неопознанному трупу может осуществляться в со­трудничестве с правоохранительными органами других стран на основе соответствующих международных согла­шений.

Информационные центры в своей работе руководству­ются, в первую очередь, Наставлением по формированию и ведению централизованных оперативно-справочных, ро­зыскных, криминалистических учетов, экспертно-кримина­листических коллекций и картотек органов внутренних дел Российской Федерации.

Оперативно-справочные учеты отличаются большими объемами массивов при относительно кратком (справоч­ном) описании объектов учета. Основное их назначение - проверка наличия установочных сведений об объекте и его местонахождении на момент запроса. Розыскные учеты со­держат гораздо больше сведений об объекте учета, выпол­няя, наряду с оперативно-справочной, функцию сравнения не только установочных данных, но и сходных внешних описаний. Криминалистические учеты предназначены для решения диагностических и идентификационных задач с использованием индивидуальных примет и других при­знаков объектов, когда установочные данные неизвестны или скрываются.

Централизованные учеты по объектовому признаку подразделяются на три группы: учеты лиц, преступлений (правонарушений) и предметов. В соответствии с данной классификацией в органах внутренних дел ведутся сле­дующие виды централизованных учетов, которые могут служить целям установления личности по неопознанному трупу:

а)   оперативно-справочные учеты лиц: пофамильный учет осужденных; дактилоскопический учет осужденных; учет иностранных граждан и лиц без гражданства (ЛБГ), совершивших преступления и правонарушения. С 1999 го­да согласно Федеральному закону «О государственной дак­тилоскопической регистрации» и приказам МВД России от 19 мая 1999 г. № 417 и от 11 февраля 1999 г. № 102 к на­званным категориям оперативно-справочного учета до­бавляется дактилоскопический учет сотрудников органов внутренних дел и военнослужащих МВД, а также граждан, пожелавших пройти добровольную дактилоскопическую регистрацию;

б)   розыскной учет лиц: объявленных в федеральный и местный розыск;

в)   криминалистические учеты лиц: особо опасных преступников; без вести пропавших, неизвестных больных и детей; неопознанных трупов.

Наиболее важным в рассматриваемом аспекте яв­ляется учет без вести пропавших, неопознанных трупов, неизвестных больных и детей, который осуществляется в ИЦ МВД, ГУВД, ГУВДТ, УВД, УВДТ и ГИЦ путем ведения картотек и автоматизированного информационного бан­ка данных (АИПС «Опознание»), представляющих звенья единой системы.

Основанием для постановки на учет в информацион­ные центры является возбуждение уголовного дела, заведе­ние розыскного дела или дела по установлению личности. Для формирования картотек и банков данных использует­ся опознавательная карта единого образца на все учитывае­мые категории лиц.

Если в ходе проверки будет установлено сходство дан­ных на неопознанный труп с данными на пропавшее без ве­сти лицо, об этом инициатору розыска направляется ори­ентировка для проведения идентификационных действий. Опознавательная карта с отметкой остается в картотеке и используется в последующем поиске. При отрицательном результате проверки опознавательная карта помещается или в картотеку без вести пропавших, или в картотеку нео­познанных трупов. Дактилоскопическая карта возвращает­ся инициатору розыска.

Хорошие результаты при установлении личности по трупу показывает использование автоматизированных дактилоскопических учетов, имеющихся в экспертно-кри­миналистических подразделениях.

Результативность проверки опознавательной карты на неопознанный труп по массиву АИПС «Опознание» за­висит, как указывалось выше, от полноты и объективности заполнения опознавательных карт на пропавших без вести лиц. Необходимо рекомендовать дополнить разделы опо­знавательной карты, включающие схему состояния зубов и группу крови, позицией, указывающей, откуда получены эти сведения (со слов свидетелей, родственников или из ме­дицинской документации).

Одним из главных затруднений, возникающих при установлении личности по неопознанному трупу, являет­ся сбор идентификационной информации о пропавшем без вести лице. Наиболее простой и действенный способ идентификации погибшего - это проверка его отпечатков пальцев по дактилоучетам. Однако на дактилоскопическом учете находится определенный, ограниченный контингент: осужденные, арестованные, задержанные по подозрению в совершении преступлений и т. д.

В настоящее время в теории криминалистической идентификации развивается новое направление - иденти­фикация личности по генотипу. Поскольку генотип челове­ка обладает строго индивидуальными признаками, позво­ляющими производить идентификацию лица с большей вероятностью, нежели все остальные способы, то развитие именно этого направления регистрации в итоге приведет к факультативности иных идентификационных видов учетов и упрощению системы криминалистической регистрации.

Например, зарубежный опыт практического исполь­зования баз данных о генетических признаках показал их высокую эффективность. Так, в Великобритании уже в 1994-1995 гг. база данных о генотипах использовалась в связи с расследованием 300 преступлений, при этом было зафиксировано более 50 случаев нахождения в ней геноти­па, соответствующего профилю ДНК, выявленному в ис­следуемом объекте.

В настоящее время ведется активная работа по созда­нию банка молекулярной информации и соответствую­щий учет на его базе ЭКЦ МВД России. Как уже было ска­зано, в этом направлении совершенствуется и федеральное законодательство.

Введение ДНК-учета на федеральном уровне позволит ждать совпадения информационного кода в двух масси­вах: массив обнаруженных неопознанных трупов и массив лиц, пропавших без вести. Нормативно должно быть за­креплено назначение молекулярно-генетической экспер­тизы при обнаружении трупа и при истребовании вещей без вести пропавшего лица, содержащих на себе его био­логические выделения. Результаты данной экспертизы за­тем должны быть занесены в соответствующий массив ука­занного вида учета. Это позволит, как уже было сказано, упростить и ускорить процесс идентификации с помощью криминалистических учетов. Исключение будет составлять  доли трупов, код, ДНК которых не будет на­ходить подтверждения в массиве без вести пропавших. На­чиная с 1994 года по России количество неопознанных тру­пов ежегодно превышает количество без вести пропавших граждан. Превышение числа неопознанных трупов над ко­личеством пропавших без вести объясняется увеличением доли социально запущенных групп населения (например, лиц без определенного места жительства и мигрантов).

Минимизировать это количество неустановленных трупов возможно за счет учета лиц без определенного ме­ста жительства, посещающих ночлежки, дома милосер­дия, благотворительные столовые, задержанных органами внутренних дел в связи с каким-либо правонарушением. Получение от них образцов биологических выделений, не­обходимых для определения формулы ДНК, может быть обосновано не только необходимостью их учета, а в первую очередь социально-медицинскими критериями для вы­явления, лечения и профилактики различных инфекци­онных заболеваний, разносчиками которых они нередко бывают. Естественно, в целях соблюдения прав человека такая регистрация должна на первое время проводиться на добровольной основе. Однако добровольность не исключа­ет активной пропаганды необходимости такой процедуры хотя бы с позиции разъяснения прав лица БОМЖ на захо­ронение и достойное отношение к его телу после смерти.

Указанные меры позволили бы существенно облегчить сбор идентификационной информации на без вести про­павших лиц, а поскольку установление личности по неопо­знанному трупу и розыск без вести пропавших - встречное движение, то и количество неустановленных погибших (умерших) должно существенно снизиться.

Для оперативного обмена информацией между служ­бами милиции и органами здравоохранения, организации срочного оповещения родственников пропавших граждан, регистрации неопознанных трупов, лиц, пострадавших в результате преступлений и несчастных случаев, в структу­ре управлений внутренних дел в городах с населением свы­ше 1 млн. человек совместным указанием Минздрава и МВД России созданы справочные службы «Бюро несчастных слу­чаев» (БНС), которые оперативно подчиняются отделению по розыскной работе уголовного розыска. БНС осущест­вляет прием информации от дежурных частей УВД, УВДТ, ГИБДД об известных и неизвестных лицах, пострадавших в результате несчастных случаев и преступлений, а также передачу этой информации по телефону сотрудникам ми­лиции и гражданам. Опознавательные карты на все кате­гории лиц передаются в БНС в течение 15 суток с момента регистрации события. Информация в БНС передается в течение 1 часа с места обнаружения трупа.

Справочная служба «Бюро несчастных случаев» неко­торым образом дублирует работу Информационного цен­тра, однако у справочной службы иные задачи, нет подроб­ной информации о разыскиваемых преступниках, а только их установочные данные без примет и фотографий. Кроме того, работа БНС является гласной, открытой для граждан и средств массовой информации.

Для заполнения некоторых реквизитов опознава­тельных карт пропавших без вести следует обращаться к учетам, ведущимся в медицинских учреждениях. Но и в этом вопросе следует на законодательном уровне обязать сотрудников частных клиник не принимать пациентов без медицинских карт поликлиник по месту жительства, в ко­торых они состоят на учете. Без этих внесенных изменений криминалистической регистрацией и след­ственной ситуацией выдвигаются в работах С.А.Ялышева, Р.Е.Деминой, Р.А.Усманова. В частности, Р.Е.Демина подробно рассмотрела вопрос о возможности использо­вания данных криминалистических учетов в зависимости от следственных ситуаций: а) данные о личности преступ­ника отсутствуют; б) о преступнике имеются отдельные сведения.

Применительно к исследуемой проблеме в большин­стве случаев проявляется первая ситуация (87,8 %). Вто­рая проявляется по результатам анализа криминальной ситуации и выдвижения на основе криминалистической характеристики версий о возможном преступнике. При этом первая ситуация дополняется выделенными ситуа­циями по характеру состояния обнаруженного трупа, ко­торые определяют объем идентификационных признаков и,   следовательно, направления и возможности их (при­знаков) использования в системах криминалистических и иных учетов. По мнению Р.А.Усманова, привнесение в кри­миналистическую регистрацию положений теории след­ственной ситуации позволяет создать алгоритм действий оперативного работника при обращении к учетам в зави­симости от складывающейся ситуации, для использования которого необходимо: 1) выделить типичные следственные ситуации; 2) установить фактическую базу данных; 3) опре­делить базу поисковых данных; 4) наметить круг учетов, со­держащих искомые данные.

В этих целях для сотрудников розыскных подразделе­ний целесообразно создавать автоматизированные рабочие места (АРМ), в меню которых предусмотреть типичные си­туации. Выбрав вид ситуации, оперуполномоченный дол­жен будет ввести информацию о фактической базе данных, полученных после осмотра места происшествия и сопро­вождавших его ОРМ. Далее необходимо будет указать ин­тересующие сведения, и программа предложит рекомен­дованный список криминалистических учетов с указанием информации, которую он может получить из каждого вы­данного учета. После выбора конкретного вида кримина­листического учета на экране выводится бланк информа­ционной карты, заполнив которую, оперуполномоченный получит исчерпывающие данные.

Разработка таких АРМ должна быть поручена соответ­ствующему ВНИИ (МВД, Генеральной прокуратуры) и об­разовательным учреждениям. Последние в плане учебно­методического обеспечения в первую очередь должны создать компьютерно-обучающие программы по исполь­зованию АИПС «Опознание». В такую программу будет входить три блока:

1)    информационный массив, содержащий сведения о вымышленных лицах, совершивших преступления, без ве­сти пропавших, объявленных в розыск, и пр.;

2)   описанная выше оболочка АРМ;

3)   фабулы (не менее 10 вариантов), требующие обра­щения к различным видам автоматизированных учетов.

Разработка такой обучающей программы в целом или по блокам может быть организована с привлечением слу­шателей, курсантов и студентов в рамках использования метода проективного обучения.

 

Статья опубликована в Евразийском юридическом журнале № 3 (22) 2010



   

Самое читаемое

Юридическая консультация 24/7

Тел. 8 800 500-27-29 (доб. 677)
Звонок по РФ бесплатный!

Юридические статьи

Адвокатура
Адвокатура и нотариат
Адвокатская деятельность и адвокатура
Авторское право
Антикоррупционное право
Антимонопольное право
Актуальный вопрос
Аграрное право
Арбитражный процесс
Агентство правовой информации «человек и закон»
Бизнес и право
Безопасность и право
Бюджетное право
Гражданский процесс
Гуманитарные права
Гражданское общество
Гражданско-процессуальное право
Государство и политические партии
Договорное право
Дискуссионный клуб
Евразийская интеграция
Евразийская адвокатура
Евразийская безопасность
Евразийская толерантность
Евразийское сравнительное право
Евразийская геополитика и международное право
Европейское право
Корпоративное право
Конституционное и муниципальное право
Криминалистика
Криминология
Криминалистика и оперативно-розыскная деятельность
Конституционное право
Муниципальное право
Миграционное право
Международное экономическое право
Международное экологическое право
Мусульманское право
Мнение нашего эксперта
Международное инвестиционное право
Международная практика
Международное морское право
Международное публичное право
Международное частное право
Право стран СНГ
Право ЕС
Право зарубежных государств
Право Европейского Союза
Право зарубежных государств
Международное гуманитарное право
Национальная безопасность
Общие права человека
Образовательное право
Обычное право
Профессиональная защита
Права детей
Правовая реформа
Психология и право
Проблемы юридического образования
Права человека
Право и образование
Прокурорский надзор
Правоохранительные органы
Право и безопасность
Приглашение к дискуссии
Право народов
Педагогика и право
Право интеллектуальной собственности
Парламентское право
Право и политика
Предпринимательское право
Природоресурсное право
Рецензии
Религия и право
Страницы истории
Слово молодым ученым юристам-международникам
Социология и право
Судебная экспертиза
Судопроизводство
Социальные права
Судоустройство
Сравнительное право
Инновационное право
Информационное право
История государства и права
История права
Избирательное право
Исполнительное производство
Интерэкоправо
Уголовный процесс
Уголовное право и криминология
Уголовно-процессуальное право
Уголовный процесс и криминалистика
Уголовно-исполнительное правоотношение
Уголовно-исполнительное право
Уголовное судопроизводство
Теория прав человека
Теория и история государства и права
Таможенное право
Теория права и государства
Теория
Трибуна молодого ученого
Философия права
Федеративные отношения
Экологическое право
Юридическая наука
Юридические конференции
Юридическая практика
Ювенальная юстиция
Юридическое образование
Юридическая этика
Ювенальное право