Евразийский юридический портал

Бесплатная юридическая консультация онлайн, помощь юриста и услуги адвоката

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Юридические статьи Теория права и государства Теоретико-правовые основы борьбы с организованной преступностью

Теоретико-правовые основы борьбы с организованной преступностью

Значительный рост организованной преступности, масштаб её распространенности, усилившаяся преступная экспансия в различные сферы социально-экономической деятельности рос­сийского общества относится к числу наиболее острых проблем в жизни государства и общества.

Так за период с января по ноябрь 2016 года в 74 субъектах Рос­сийской Федерации зарегистрировано 11,5 тысяч тяжких и особо тяжких преступлений, совершенных организованными преступ­ными группами или преступными сообществами.

На фоне террористических угроз и вызовов современному обществу организованная преступность по степени своей значи­мости отошла на второй план, но не утратила свойственной ей общественной опасности. Более того современные исследования свидетельствуют о тесной связи террористических организаций и преступных сообществ.

В этой связи необходимо понимать, что противодействие организованной преступности, в первую очередь экономической её части, позволит воздействовать и на террористическую состав­ляющую вследствие сокращения источников их финансирования.

На Международном семинаре ООН, который был посвя­щен вопросам борьбы с преступностью, прошедшем в Сузда­ле 21 - 25 октября 1991 года в итоговом документе под орга­низованной преступностью понимается функционирование «относительно массовой группы устойчивых, управляемых сообществ преступников, занимающихся преступлениями как промыслом и создающих систему защиты от социаль­ного контроля с помощью таких противозаконных средств как насилие, запугивание, коррупция и хищения в крупных размерах».

Основными признаками организованной преступности являются:

-      существование устойчивых преступных групп на дли­тельной постоянной основе для извлечения прибыли незакон­ными способами;

-      системность;

-      масштабность;

-     наличие специальной цели - извлечение доходов в осо­бо крупных размерах (сверхприбылей, сверхдоходов);

-     наличие специфических способов совершения престу­плений, характеризующихся профессионализмом;

-      системно выделенная функция обеспечения собствен­ной безопасности преступной группы;

-      наличие коррумпированных связей с должностными лицами органов государственной власти, представителями правоохранительных органов и политиками.

Разные авторы дополнительно отмечают следующие признаки организованной преступности: неидеологичность; монополистичность; самовоспроизводство, управление по­ложительно выраженными правилами и постановлениями и ряд других. Однако в отличие от основных признаков они не являются устоявшимися и общепризнанными.

Самые первые попытки дать определение понятия «ор­ганизованная преступность» были предприняты в США в 1950-1960-х годах, когда впервые появились доказательства существования тайного преступного общества под названием «Мафия» или «Коза ностра». Ее отличительными характери­стиками были самосохраняющиеся, тоталитарные, длитель­ные преступные сговоры, расчет на получение прибылей и могущества за счет использования человеческих слабостей, методов запугивания или подкупа, попытки обезопасить себя со стороны закона наймом адвокатов.

Рост организованной преступности в мире происходил настолько динамично, что в 1975 году к этой проблеме впер­вые обратилась Организация Объединенных Наций (ООН) на Пятом конгрессе в г. Женеве (Щвейцария), где было указано, что организованная преступность уже приобрела транснаци­ональный характер.Было признано, что преступность, оформ­ленная в форме международного бизнеса, более серьезная угроза по сравнению с традиционными формами преступного поведения.

Согласно определению ООН организованная преступ­ность понимается как один из признаков преступности, опре­деляющий свойство последней проявлять себя в упорядочен­ных формах. Организованная преступность, согласно этому определению, представляет собой высшее проявление формы криминальной упорядоченности.

Конвенция ООН против транснациональной органи­зованной преступности была ратифицирована Российской Федерацией и является основным международно-правовым документом, который посвящен взаимодействию государств в борьбе с организованной преступностью1. Помимо самой конвенции Россия ратифицировала три Протокола к ней: 1) Протокол о предупреждении и пресечении торговли людьми, особенно женщинами и детьми; 2) Протокол против незакон­ного ввоза мигрантов по суше, морю и воздуху; 3) Протокол по проблеме незаконной торговли стрелковым оружием и легки­ми вооружениями. Эти Протоколы являются дополнением к Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности 2000 года.

В Российской Федерации сложилась система правового регулирования борьбы с организованной преступностью, ос­нованная на общепризнанных принципах и нормах междуна­родного права, которая включает в себя следующие элементы: Конституцию РФ; международные правовые договоры РФ; фе­деральные законы; иные нормативно-правовые акты.

Исследование развития организованной преступности на региональном уровне, в частности, на примере Республи­ки Дагестан, выявило в качестве основной тенденции развития организованной преступности её активное проникновение в политическую жизнь. Это особенно актуально для такой фор­мы организованной преступности как коррупция.

Имеется тенденция по развитию инфраструктуры орга­низованной преступности, порой под видом законной дея- тельности6. В Республике Дагестан характерным признаком организованной преступной деятельности является способ­ность динамично приспосабливаться к меняющейся обстанов­ке. Это становится очевидным при исследовании деятельно­сти террористических сообществ в последние годы. Нередко террористические методы воздействия перенимаются иными формами организованной преступной деятельности при за­пугивании и устранении конкурентов по бизнесу. Террори­стические способы ведения своей деятельности используют и бандиты. С этим связано появление в криминологической литературе термина «уголовный терроризм».

Существенные изменения отмечены в организации и диа­пазоне деятельности преступных групп. Основные тенденции развития преступности в сфере незаконного оборота наркоти­ков и оружия в Дагестане подтверждают вывод о наличии про­цессов объединения мелких криминальных этнических групп в преступные сообщества, что уже давно фиксируется на опе­ративно-розыскном уровне. Преступные сообщества способ­ны проводить масштабные операции, связанные с поставками наркотиков в различные регионы страны. Они обеспечивают их перевозку любыми видами транспортных средств с обхо­дом таможенных и пограничных барьеров связанным с подку­пом должностных лиц, а также морально-психологическим и физическим давлением на сотрудников правоохранительных органов.

Практика показывает, что этнические группы, объединив­шись в преступные сообщества, обладают высокой степенью мобильности, родственной сплоченностью, наличием возмож­ности отхода на территории, где деятельность правоохрани­тельных органов РФ ограничена и подвержена их влиянию в силу национальной специфики. Такие группы малоуязвимы от деятельности оперативных служб МВД. Попытки агентур­ного внедрения в них весьма ограничены, легко раскрываемы и малоэффективны. Ст. 51 Конституции РФ позволяет не сви­детельствовать против самого себя и близких родственников, чем представители подобных преступных групп эффективно пользуются.

Среди опасных тенденций последнего времени можно указать на расширение межрегиональных и межгосудар­ственных связей организованных преступных групп, а также увеличение доли вовлеченных в их деятельность сотрудников правоохранительных органов. В Дагестане две главные состав­ляющие, которые негативно влияют на его социально-эко­номическое развитие. Это экстремизм и терроризм, с одной стороны, а также коррупция - с другой. Поэтому при рассмо­трении проблем социально-экономического развития Респу­блики Дагестан ученые солидарны в том, что для обеспечения его эффективности на первое место выходят вопросы про­филактики терроризма и экстремизма, межнациональных и межконфессиональных конфликтов, противодействия и ми­нимизации коррупции.

В российской системе правового регулирования борьбы с организованной преступностью отсутствует комплексный Федеральный закон, о необходимости принятия которого го­ворится давно.

В настоящее время сложилась парадоксальная ситуация, когда действуют комплексные федеральные законы: 1) «О про­тиводействии экстремистской деятельности» от 25 июля 2002 г. № 114-ФЗ, 2) «О противодействии терроризму» от 6 марта 2006 г. № 35-ФЗ, 3) «О противодействии коррупции» от 25 де­кабря 2008 г. №273-ФЗ, то есть законы, направленные против преступных явлений, непосредственно связанных с организо­ванной преступностью и совершаемых на организованной ос­нове, но в то же время комплексного Федерального закона о борьбе с самой организованной преступностью не было и нет. В 90-х годах дважды предпринимались безуспешные попытки принятия данного закона - Госдума РФ и Совет Федерации РФ в 1995 и 1998 годах принимали его, но оба раза Президентом РФ того времени Б. Ельциным было наложено вето на данный законопроект.

Данное обстоятельство отрицательно сказывается как на борьбе с организованной преступностью, так и на борьбе с тер­роризмом, экстремизмом и коррупцией. Подобная взаимос­вязь и взаимозависимость между указанными остро негатив­ными общественно опасными явлениями (преступлениями) прослеживаются и представляются совершенно очевидными.

Пленум Верховного Суда РФ в своем постановлении «О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организа­ции преступного сообщества (преступной организации) или участии в нём (ней)» от 10.06.2010 г. № 12 применительно к спе­циальному субъекту преступления, предусмотренному ч. 4 ст. 210 УК РФ разъясняет, что наличие коррупционных связей или связей с экстремистскими или террористическими организа­циями может свидетельствовать о лидерстве такого участника организованного преступного формирования в преступной иерархии. В связи с этим в пункте 24 данного постановле­ния указывает, что «решая вопрос о субъекте преступления, указанного в части 4 статьи 210 УК РФ, судам надлежит уста­навливать занимаемое этим лицом положение в преступной иерархии, в чём конкретно выразились действия такого лица по созданию или руководству преступным сообществом (пре­ступной организацией), либо по координации преступных действий, созданию устойчивых связей между различными самостоятельно действующими организованными группами, либо по разделу сфер преступного влияния и преступных до­ходов, а также другие преступные действия, свидетельствую­щие о его авторитете и лидерстве в преступном сообществе (преступной организации). О лидерстве такого лица в пре­ступной иерархии может свидетельствовать наличие связей с экстремистскими и (или) террористическими организациями или наличие коррупционных связей и т.п. В приговоре необ­ходимо указать, на основании каких из названных признаков суд пришел к выводу о наличии в действиях лица состава пре­ступления, предусмотренного частью 4 статьи 210 УК РФ».

Помимо указанного, как минимум, ещё три действующих постановления Пленума Верховного Суда РФ призваны со­действовать борьбе с организованными формами преступной деятельности (через толкование уголовного закона и рекомен­дации по вопросам квалификации преступлений): 1) «О прак­тике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм» от 17.01.1997 г. № 1; 2) «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направ­ленности» от 28.06.2011 г. № 11; 3) «О некоторых вопросах су­дебной практики по уголовным делам о преступлениях тер­рористической направленности» от 09.02.2012 г. № 1. Данные постановления затрагивают соответственно статьи 209, 282.1, 282.2, 205, 208 УК РФ.

Непосредственно сам действующий Уголовный кодекс РФ предусматривает в настоящее время пять форм организован­ной преступной деятельности (они перечислены в ст. 35 Об­щей части УК РФ): 1) террористическое сообщество; 2) неза­конное вооружённое формирование; 3) банда; 4) преступное сообщество; 5) экстремистское сообщество. Три из них изна­чально предусматривались Кодексом, а два были включены в него позднее - в 2002 году экстремистское сообщество, в 2013 году террористическое сообщество. Особенная часть Кодекса устанавливает уголовную ответственность за следующие пре­ступления, совершаемые организованными преступными группами: 1) «Организация террористического сообщества и участие в нём» (ст. 205.4 УК РФ); 2) «Организация незаконного вооружённого формирования или участие в нём» (ст. 208 УК РФ); 3) «Бандитизм» (ст. 209 УК РФ); 4) «Организация преступ­ного сообщества (преступной организации) или участие в нём (ней)» (ст. 210 УК РФ); 5) «Организация экстремистского со­общества» (ст. 282.1 УК РФ).

Разграничению указанных составов преступлений между собой и их правильной квалификации в судебно-следственной практике большое содействие оказывают судебные (казуаль­ные) и научные (доктринальные) виды и примеры толкований уголовного закона. Среди них следует отметить упомянутые выше постановления Пленума Верховного Суда РФ, а также комментарии и статьи отдельных авторов - ученых в обла­сти уголовного права (А. В. Павлинова, Н. Г. Иванова, Т. М-С. Магомедова).

Последние несколько лет (2013, 2014, 2016 годы) прослежи­вается четкая тенденция и политика законодателя на ужесто­чение уголовной ответственности и наказаний (пенализацию) за совершение преступлений, относящихся к организованным формам преступной деятельности. Прежде всего, это относит­ся к статьям 208, 282.1 УК РФ. Одновременно продолжается процесс криминализации новых форм организованной пре­ступной деятельности, в частности, появилась ст. 205.4 УК РФ.

Практика борьбы с организованной преступностью и ре­зультаты криминологических исследований свидетельствуют о том, что оптимизация системы правового регулирования борьбы с организованной преступностью прежде всего долж­на заключаться, во-первых, во включении в её структуру ком­плексного Федерального закона «О борьбе с организованной преступностью» и, во-вторых, в значительном сужении круга общественных отношений в сфере борьбы с организованной преступностью, которые могут регулироваться подзаконными правовыми актами.

АБАКАРОВ Шбасхан Шбакарович
магистрант Юридического института Дагестанского государственного университета



   

Бесплатная горячая линия 24/7

+8 (800) 500-27-29 доб. 507
Для жителей Российской Федерации

+7 (499) 653-60-72 доб. 665
Для жителей Москвы и МО

+7 (812) 426-14-07 доб. 423
Для жителей Спб и области

Юридические статьи

Адвокатура
Адвокатура и нотариат
Адвокатская деятельность и адвокатура
Авторское право
Антикоррупционное право
Антимонопольное право
Актуальный вопрос
Аграрное право
Арбитражный процесс
Агентство правовой информации «человек и закон»
Бизнес и право
Безопасность и право
Бюджетное право
Гражданский процесс
Гуманитарные права
Гражданское общество
Гражданско-процессуальное право
Государство и политические партии
Договорное право
Дискуссионный клуб
Евразийская интеграция
Евразийская адвокатура
Евразийская безопасность
Евразийская толерантность
Евразийское сравнительное право
Евразийская геополитика и международное право
Европейское право
Корпоративное право
Конституционное и муниципальное право
Криминалистика
Криминология
Криминалистика и оперативно-розыскная деятельность
Конституционное право
Муниципальное право
Миграционное право
Международное экономическое право
Международное экологическое право
Мусульманское право
Мнение нашего эксперта
Международное инвестиционное право
Международная практика
Международное морское право
Международное публичное право
Международное частное право
Право стран СНГ
Право ЕС
Право зарубежных государств
Право Европейского Союза
Право зарубежных государств
Международное гуманитарное право
Национальная безопасность
Общие права человека
Образовательное право
Обычное право
Профессиональная защита
Права детей
Правовая реформа
Психология и право
Проблемы юридического образования
Права человека
Право и образование
Прокурорский надзор
Правоохранительные органы
Право и безопасность
Приглашение к дискуссии
Право народов
Педагогика и право
Право интеллектуальной собственности
Парламентское право
Право и политика
Предпринимательское право
Природоресурсное право
Рецензии
Религия и право
Страницы истории
Слово молодым ученым юристам-международникам
Социология и право
Судебная экспертиза
Судопроизводство
Социальные права
Судоустройство
Сравнительное право
Инновационное право
Информационное право
История государства и права
История права
Избирательное право
Исполнительное производство
Интерэкоправо
Уголовный процесс
Уголовное право и криминология
Уголовно-процессуальное право
Уголовный процесс и криминалистика
Уголовно-исполнительное правоотношение
Уголовно-исполнительное право
Уголовное судопроизводство
Теория прав человека
Теория и история государства и права
Таможенное право
Теория права и государства
Теория
Трибуна молодого ученого
Философия права
Федеративные отношения
Экологическое право
Юридическая наука
Юридические конференции
Юридическая практика
Ювенальная юстиция
Юридическое образование
Юридическая этика
Ювенальное право

Актуально

Самое читаемое


Бесплатная горячая линия 24/7

+8 (800) 500-27-29 доб. 507
Для жителей Российской Федерации

+7 (499) 653-60-72 доб. 665
Для жителей Москвы и МО

+7 (812) 426-14-07 доб. 423
Для жителей Спб и области

Генеральный партнер

 


12.00.00 Юридические науки

08.00.00 Экономические науки

09.00.00 Философские науки