Евразийский юридический портал

Бесплатная юридическая консультация онлайн, помощь юриста и услуги адвоката

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Гражданское право Договор перевозки водным транспортом в России

Договор перевозки водным транспортом в России

Предприниматель - это лицо с особой правосубъектностью, которое [...] самостоятельно на свой риск осуществляет предпринимательскую деятельность в любом ее виде.

Ведение хозяйственной деятельности субъекта граж­данского оборота может быть опосредовано заключенными договорами, а также совершенными сделками. Наиболее распространенной и легитимной формой в транспортных правоотношениях, являются договор перевозки грузов, пасса­жира и багажа.

Многолетние дискуссии о субъектном составе договора перевозки грузов породили среди специалистов разнообраз­ные точки зрения по поводу правовой природы договора перевозки грузов. В их основе лежит различное понимание правового положения грузополучателя как участника право­отношений, складывающихся в процессе перевозки грузов. Отметим наиболее значимые мнения по данной проблеме.

В. А. Егиазаров рассматривает грузополучателя в качестве равноправной стороны договора перевозки грузов наряду с грузоотправителем и перевозчиком и, соответственно, делает вывод о том, что он является трехсторонним договором, в ко­тором все его участники имеют равные права.

По мнению Б. И. Путинского, «по правовым основаниям возникновения обязательство по перевозке груза является не договорным, а составным. Оно образуется из договора и сдел­ки принятия грузополучателем доставленного груза. Послед­няя, будучи волеизъявлением грузополучателя, носит одно­сторонний характер, однако проистекающие из нее права и обязанности распространяются на грузополучателя, перевоз­чика и грузоотправителя».

Одной из самой распространенной в юридической лите­ратуре является концепция договора в пользу третьего лица, одним из выразителей которой является В. В. Витрянский: «... положение грузополучателя по российскому транспортному праву может быть объяснено только через конструкцию дого­вора в пользу третьего лица, где получатель груза выступает в роли третьего лица, в пользу которого грузоотправитель и перевозчик заключают договор перевозки груза».

По нашему мнению, руководствуясь нормами транс­портного законодательства, заключаем, что договор перевозки грузов является трехсторонним договором, в котором все его участники имеют права и обязанности. Так, согласно, статьи 109 Кодекса внутреннего водного транспорта, которая пред­усматривает что при перевозках грузов в прямом смешанном сообщении лишь при согласовании с грузоотправителем, гру­зополучателем определяется порядок распоряжения грузами, которые не могут быть доставлены в порты назначения. Все сказанное выше дает нам основание считать грузополучателя полноправным и самостоятельным участником договорных отношений о перевозке груза.

Следует отметить, что традиционно договор перевозки груза был сконструирован как «реальный» договор, поскольку для его заключения было недостаточно соглашения перевоз­чика и грузоотправителя по всем существенным условиям до­говора, а требовалось еще и передать груз перевозчику, чтобы он мог доставить его в пункт назначения.

Для отнесения данного договора к реальным позволяет то обстоятельство, что законодатель связывает возникновение обязательств по перевозке с фактом сдачи груза перевозчику (ст. 785 ГК РФ, ст. 67 КВВТ РФ).

Гражданско-правовые аспекты договора перевозки водным транспортом в России

Как, справедливо отмечал А. Л. Маковский: «Так как транспорт не создает вещественной продукции, а лишь пере­мещает уже созданные продукты, то выполнение перевозчи­ком своей обязанности по перевозке зависит от предъявления другой стороной - отправителем - грузов, требующих пере­возки. Пока перевозчик не получил соответствующий груз, он не может гарантировать выполнение своей основной обязан­ности: доставить груз в место назначения. Поэтому договор перевозки по общему правилу является реальным договором: он признается заключенным лишь после передачи отправите­лем перевозчику груза».

Но реальность договора перевозки груза предполагает не только общеизвестные положения о реальной сдаче груза к перевозке. По мнению В. Т. Смирнова, «для того, чтобы заклю­чение договора перевозки считалось завершенным, конечно, недостаточно простой передачи - принятия груза. Для это­го необходимо еще, чтобы стороны достигли соглашения об условиях перевозки и выразили его в определенной законом установленной форме». При достижении такого соглашения стороны учитывают объективные возможности перевозчика для выполнения обязательств по перевозке груза, определяют условия транспортировки. В противном случае, как справедливо отмечал Г. Ф. Шершеневич, заключение договора лиша­ется всякого практического смысла.

Определенные сторонами условия транспортировки гру­за находят отражение в транспортной накладной. Накладная есть способ выражения сторонами договора перевозки своей воли, т.е. способ их волеизъявления, что и представляет собой, по мнению А. Г. Калпина, понятие формы сделки. Наклад­ная содержит все условия договора перевозки груза и, по сло­вам В. В. Витрянского, по сути представляет собой письмен­ную форму договора перевозки.

На наш взгляд, руководствуясь специальными нормами законодательства о водном транспорте, возникновение прав и обязанностей сторон по договору перевозки представляется в зависимости от наступления конкретного юридического фак­та - передачи груза уполномоченному лицу, подтверждение заключение договора перевозки груза, удостоверяется выда­чей отправителю груза транспортной накладной (коносамента или иного документа на груз, предусмотренного соответству­ющим транспортным уставом или кодексом).

Законодательством РФ также усматривается, другой са­мостоятельный вид договоров, это соглашение сторон по по­воду перевозки пассажира и багажа.

Согласно ст. 786 ГК РФ и п. 1 ст. 97 КВВТ РФ перевозчик обязуется не только перевезти пассажира в пункт (порт) на­значения, но и в случае сдачи пассажиром багажа также до­ставить этот багаж в пункт (порт) назначения и выдать его управомоченному на получение багажа лицу. Как и прежде, в советский период, в современной юридической литературе высказываются две основные точки зрения на правовую при­роду обязательства по перевозке багажа.

Исследуемая точка зрения, указывает, что данные право­отношения представляют собой отдельный договор, отлича­ющийся от договора перевозки пассажира, который можно условно назвать договором перевозки багажа.

Например, Д. А. Медведев и В. Т. Смирнов предлагают следующее определение данного договора «По договору пере­возки багажа перевозчик обязуется доставить вверенный ему пассажиром багаж в указанный пункт назначения и выдать его управомоченному на получение багажа лицу, а пассажир обязуется уплатить за провоз багажа установленную плату [...] Договор перевозки багажа взаимный, возмездный, но в отли­чие от договора перевозки пассажира всегда реальный, так как считается заключенным в момент сдачи багажа к перевозке». Однако, по мнению указанных авторов, «[...] договор перевоз­ки багажа заключается только с тем лицом, которому принад­лежит право проезда по предъявленному при сдаче багажа билету».

В поддержку данной позиции, также выступает Г. П. Са­вичев, который утверждает, что включение в единое понятие перевозки как пассажира, так и его багажа не дает оснований для вывода о правовом единстве этих двух договоров. По его мнению, признаки их различны: договор перевозки пассажи­ра - консенсуальный, а договор перевозки багажа - реальный. Письменное оформление этих договоров также различно: заключение договоров перевозок пассажиров удостоверяется проездными документами (билетами), а сдача пассажирами багажа - багажной квитанцией.

Однако мы придерживаемся противоположной точки зрения, полагая, что обязательство по доставке багажа воз­никает с момента его сдачи, в то время как договор перевозки пассажира - это консенсуальный договор. Отличия также при­сутствуют и в оформлении перевозочных документов - про­ездной документ (билет) удостоверяет заключение договора перевозки пассажира, а багажная квитанция - сдачу багажа. Тем не менее, данную позицию следует признать ошибочной по следующим основаниям. Во-первых, п. 1 ст. 786 ГК РФ пря­мо указывает на то, что обязательство перевозчика по доставке багажа и пассажира по уплате установленной платы за провоз багажа является содержанием договора перевозки пассажира, аналогичная норма содержится и в КВВТ. Во-вторых, ни в од­ном из действующих транспортных уставов и кодексов на всех видах транспорта доставка багажа также не рассматривается обособленно от перевозки пассажира. В-третьих, подзакон­ные акты, не предусматривают возможность осуществить до­ставку багажа без заключения договора перевозки пассажира, в то время как любой самостоятельный договор может быть заключен независимо от заключения каких-либо иных догово­ров. В-четвертых, в багажной квитанции обязательно указание номера проездного документа (билета).

Таким образом, следует согласиться с позицией В. В. Ви- трянского о том, что обязательство по доставке багажа носит факультативный характер, является частью обязательства перевозчика по договору перевозки пассажира.

Кроме того, следует выделить, что «переход от плановой экономики к рыночной привел к тому, что тарифообразова­ние на всех видах транспорта, да и в промышленности стало практически свободным».

В заключении, необходимо сказать о том, что это лишь некоторые из немногих дискуссионных аспектов, относящиеся к гражданско-правовым аспектам договора перевозки на во­дном транспорте, применяемых хозяйственной деятельности, в том чисе и публичных акционерных обществ. Анализируя, данную проблематику, следует отметить, что законодатель­ство России нуждается в совершенствовании, в связи с этим полагаем о необходимости, сегменту правотворческой и нор­мотворческой деятельности, провести реформу транспорт­ного законодательства, направленную на предотвращение юридических коллизий, посредством которой будут скоррек­тированы отдельные положения ГК РФ, так и КВВТ РФ. Ввиду этого предлагается внести дополнение в п. 1 ст. 785 ГК РФ с ука­занием на то, что обязанность по уплате установленной платы за перевозку груза, может быть не только возложена на грузо­отправителя, но и на иное лицо, в частности грузополучателя (ст. 75 КВВТ РФ). Вместе с тем, в совершенствовании нужда­ется формулировка п. 1 ст. 785 ГК РФ, в которой отсутствует основополагающий признак договора перевозки, а именно не указана отсылка на использование транспортных средств, по­скольку его отсутствие делает неточным положения п. 1 ст. 785 ГК РФ, формально включающим в себя некоторые отношения, не являющиеся перевозкой.

Данный юридический подход укрепит и сделает внят­ным правовое мышление субъектов договорных отношений и укрепит их логику в правовом регулировании этой сферы.

Минимизирует проявления правонарушений различной квалификации в исследуемой вопросах, а также обеспечит стабильность порядка в гражданско-правовом регулировании договора перевозки по водным артериям государства в целом.

ФОМИЧЕВ Максим Николаевич
кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданско-правовых дисциплин Института экономики управления и права Волжского государственного университета водного транспорта

СЛЕЗКИН Алексей Олегович
корпоративный юрист Общества с ограниченной ответственностью «ФинЗдрав», г. Н. Новгород


   

Генеральный партнер

 


12.00.00 Юридические науки

08.00.00 Экономические науки

09.00.00 Философские науки