Евразийский юридический портал

Бесплатная юридическая консультация онлайн, помощь юриста и услуги адвоката

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Финансовое право Налогово-правовая политика современного социального государства

Налогово-правовая политика современного социального государства

Большинство развитых и развивающихся стран в насто­ящее время являются либо декларируют себя социальными государствами. Практически все принятые после Второй ми­ровой войны конституции в той или иной степени содержат положения социального характера, социальные основы госу­дарства и права независимо от политического режима, фор­мы правления и государственной религии. Впервые термин «социальное государство» как конституционный принцип был зафиксирован в Основном законе ФРГ 1949 г., в ст. 20 ко­торого установлено, что «Федеративная Республика Герма­ния является демократическим и социальным федеративным государством». В дальнейшем рассматриваемый термин был закреплен в Конституциях стран Европы и Латинской Амери­ки: Франции 1958 г., Испании 1978 г., Румынии 1991 г., Слове­нии 1991 г., Колумбии 1991 г., Российской Федерации 1993 г., Перу 1993 г., Армении 1995 г., Казахстана 1995 г., Украины 1996 г., Эквадора 1998 г., Венесуэлы 1999 г. и др.

В Основных законах некоторых европейских стран тер­мин «социальное государство» не используется, но в них либо установлены характеристики государства, близкие по смыслу наименованию и содержанию данного термина, либо зафик­сированы нормы, закрепляющие социально-экономические права населения и обязательства государства в социальной сфере. Так, в ст. 25 Конституции Японии 1947 г. было провоз­глашено, что «во всех сферах жизни государство должно при­лагать усилия для подъема и дальнейшего развития обще­ственного благосостояния, социального обеспечения, а также народного здоровья». В ст. 2 Конституции Италии 1948 г. сказано: «Республика признает и гарантирует неотъемлемые права человека - как частного лица, так и члена общественных объединений, в которых проявляется его личность, - и требует выполнения непреложных обязанностей, вытекающих из политической, экономической и социальной солидарности». В ст. 38 Конституции Индии 1949 г. установлено, что «государ­ство должно обеспечить социальный порядок, способствую­щий благосостоянию народа». В ст. 2 Конституции Польши провозглашено, что «Республика Польша - демократическое, правовое государство, осуществляющее принципы социаль­ной справедливости».

Феномен социального государства является предметом изучения многих общественных наук, в том числе юридиче­ской. При этом относительно самого понятия «социальное государство» в научной литературе существует множество раз­нообразных точек зрения. В целях настоящего исследования под социальным государством понимается правовое государ­ство, основной целью которого является достижение и под­держание высокого уровня жизни каждого человека и обще­ства в целом путем активной, сознательной и ответственной деятельности органов государственной власти, местного само­управления и иных субъектов публичного права, прежде всего в сфере публичных финансов, для обеспечения социальной защищенности и общественной стабильности, условий реа­лизации личностного потенциала, минимизации социальных рисков и неоправданных социальных различий.

В условиях социального государства создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие че­ловека, во многом зависит от финансовой деятельности пу­блично-правовых образований и их органов. Финансовое обе­спечение социального государства признается странами СНГ в качестве его важнейшего фактора и условия развития. Пред­ставляется, что суть финансовой деятельности социального го­сударства должна заключаться в социально ориентированном формировании, распределении и использовании публичных финансовых ресурсов с целью реализации публичных интере­сов. Особая роль в данном процессе принадлежит правовому регулированию налогообложения и налогово-правовой поли­тике https://nkrfkod.ru, которые должны развиваться в соответствии с принци­пами социального государства (социальной справедливости, построения социально ориентированной экономики, соци­ально-экономического равноправия индивидов и социальных, национальных и иных общностей, социальной ответственно­сти, социальной солидарности, социальной безопасности). В условиях продолжающихся мощных интеграционных про­цессов в 21 веке (например, развитие Европейского союза, формирование Евразийского экономического союза), а также периодических мировых и региональных экономических кри­зисов вопросы формирования и реализации налогово-право­вой политики социальных государств становятся еще более актуальными.

Налоговый кодекс Российской Федерации

Под налогово-правовой политикой в целях настояще­го исследования понимается деятельность государства, осу­ществляемая во взаимодействии с институтами гражданского общества, по формированию и реализации с помощью юри­дических средств концептуальных идей, программ, направ­ленных на обеспечение эффективного правового регулирова­ния в области налогообложения. Формирование концепций налогово-правовой политики должно основываться на четко сформулированных приоритетах, вытекающих из конститу­ционных принципов, и в частности принципа социального го­сударства. Социальная ориентированность налогово-правовой политики, как представляется, должна заключаться в справед­ливом распределении государством налогового бремени на население и бизнес, стимулировании их к ответственному, а значит и социально значимому поведению, повышении их заинтересованности в активной созидательной деятельности, приводящей к социальной стабильности и росту благососто­яния всего общества, учете налоговым законодательством со­циальных факторов.

Проведение социальным государством самостоятельной налогово-правовой политики, способствующей удовлетворе­нию социальных и иных потребностей проживающего на его территории населения, основывается на налоговом суверени­тете, который выступает проявлением государственного суве­ренитета в экономической сфере, а точнее в области налого­обложения. Вопросы реализации налогового суверенитета в последние годы становятся предметом различных юридиче­ских исследований и особо актуализируются в интеграцион­ных государственных образованиях.

Так, сближение налоговых систем стран ЕС, главным об­разом в области косвенного налогообложения, явилось след­ствием реализации одной из основных целей данного инте­грационного образования - создания на территории Европы единого рынка товаров и услуг. В частности, Совет ЕС в своих директивах устанавливает нормы, регулирующие процесс гар­монизации в странах-членах законодательства о налогах с обо­рота, акцизных сборах и других формах косвенного налогоо­бложения в той мере, в какой эта гармонизация необходима для создания и функционирования внутреннего рынка (ст. 93 и 94 Договора об учреждении ЕС). Например, директивой Со­вета 2006/112/ЕС от 28 ноября 2006 г. «Об общей системе налога на добавленную стоимость» определяются все основные эле­менты налогообложения НДС, за исключением конкретных налоговых ставок, которые устанавливаются каждым государ­ством-членом ЕС самостоятельно в пределах, предусмотрен­ных Директивой. В частности, страна ЕС не может установить размер основной ставки НДС менее 15 %, при этом она может предусмотреть нулевую ставку и не более двух пониженных ставок, минимальная из которых должна быть не менее 5 %. Таким образом, страны ЕС, действуя в соответствии с Догово­ром о ЕС и принятыми в соответствии с ним директивами в области косвенного налогообложения, ограничивают часть своих полномочий в налоговой сфере, в том числе в области установления НДС, сохраняя возможность установления кон­кретных налоговых ставок в определенных рамках.

Анализ законодательства 11 стран Центральной и Восточ­ной Европы, являющихся членами ЕС, свидетельствует о том, что данные государства полностью выполняют требования ин­теграционного законодательства в отношении установления ставок НДС, но при этом по-разному используют имеющие­ся у них правотворческие возможности в аспекте социальной направленности налогообложения, соотношения фискальной и регулирующей функций налогообложения. Общей чертой для всех рассматриваемых стран является установление основ­ной (стандартной) ставки НДС (например, 19 % в Румынии и 27 % в Венгрии), нулевой ставки, как правило, в отношении внутрисоюзных и международных пассажирских перевозок, а также пониженных ставок, носящих, как правило, социальный характер. При этом 7 стран (Чехия, Хорватия, Латвия, Литва, Венгрия, Польша и Румыния) используют по две пониженные ставки НДС, а 4 страны - по одной (Болгария, Эстония, Слове­ния и Словакия).

Так, в Литве основная ставка НДС составляет 21 %, а по­ниженные ставки касаются отдельных товаров или услуг: ле­карственных препаратов и медицинского оборудования для инвалидов (5 %), а также некоторых внутренних пассажирских перевозок, книг (за исключением электронных), газет и пери­одических изданий, размещения в гостинице, централизован­ного отопления (9 %). В Польше при наличии основной ставки НДС в размере 23 % действуют две пониженные ставки. Ставка в размере 5 % установлена в отношении реализации некото­рых продуктов питания, фруктовых соков, некоторых книг и периодических изданий (за исключением электронных), от­дельных сельскохозяйственных товаров. Ставка в размере 8 % применяется к достаточно широкому перечню социально значимых товаров и услуг, в частности, к определенным про­дуктам питания, фармацевтической продукции, медицин­скому оборудованию для инвалидов, детским автокреслам, некоторым газетам и журналам, посещению культурных и спортивных мероприятий, парков развлечений, проживанию в гостинице, использованию спортивного инвентаря, некото­рым бытовым услугам.

Налогово-правовая политика

Таким образом, многие страны Восточной и Централь­ной Европы, являющиеся членами ЕС, могут в настоящее вре­мя положительным образом воздействовать на социальную стабильность в обществе и потребление социально значимых товаров и услуг, устанавливая на операции с ними понижен­ные ставки по НДС. Однако в ближайшее годы члены ЕС мо­гут лишиться такого права, поскольку Европейская комиссия планирует реформировать данный налог, в частности, отме­нив нулевую и пониженную ставки. Такое решение во многом вызвано значительной потерей доходов от этого налога (до 10 - 20 %) в странах ЕС в результате использования различных пре­ступных схем с целью получения возмещения по НДС. Сле­довательно, такое ограничение налоговых полномочий может негативно сказаться на достижении рядом стран-членов ЕС целей социального государства.

Гармонизация налогообложения в ЕС, нормативно за­крепленная в отношении косвенных налогов и нацеленная на устранение налоговых препятствий для эффективного функ­ционирования единого рынка, до недавнего времени практи­чески не распространялась на прямые налоги (индивидуаль­ный и корпоративный подоходные налоги, налог на доход с капитала и др.), установление которых находится в исключи­тельной компетенции государств-членов и в отношении кото­рых действует принцип налоговой конкуренции. В частности, данный принцип во многом повлиял на реформирование на­логообложения на мобильные факторы производства (капи­тал и высококвалифицированный труд) в развитых странах мира путем снижения ставок предпринимательских налогов и налогов на капитал. По мнению К. К. Барановой и В. Б. Бе­лова, несмотря на то, что прямые налоги de-jure исключены из процесса гармонизации, поскольку при принятии совмест­ных решений в отношении этих налогов страны-члены могут воспользоваться правом вето, de-facto гармонизация посте­пенно и всё интенсивнее затрагивает сферу прямых налогов, что находит отражение в практике Суда ЕС. Задачей данного органа является проверка соответствия национального права правовым нормам ЕС, в частности, на предмет проявлений недобросовестной конкуренции. В области прямого налогоо­бложения (например, доходов с капитала) последняя выража­ется в возникновении «налоговых оазисов» и предоставлении льготных условий налогообложения.

Ключевым моментом для стран-членов ЕС, имеющим различное отношение по вопросам гармонизации налогоо­бложения, стал финансовый кризис 2008 года. Это касается как стран-противников налоговой гармонизации, предлага­ющих льготное налогообложение (например, Австрия, Люк­сембург), так и стран ее сторонников, для которых характерны относительно высокие налоги и высокие социальные расходы (Германия, Франция). В результате вышеуказанного кризиса страны Восточной Европы, в наибольшей степени от него по­страдавшие и получающие поддержку из бюджета ЕС, уже не могли безоговорочно настаивать на свободной конкуренции, а крупные государства Западной Европы, увеличившие в усло­виях кризиса свои расходы и государственный долг, попыта­лись радикально решить вопрос с перемещением капиталов в «налоговые оазисы». В условиях кризиса многие страны вынуждено вносили изменения в законодательство о корпора­тивном налогообложении, поскольку в данный период возрос­ла конкуренция между старыми и новыми странами ЕС. По замечанию Ю.С. Ранчинской, «если до кризиса новые страны снижали ставки для большего соответствия своих налоговых систем системам старых стран, то в кризисных условиях старые страны были вынуждены снижать ставки прямых налогов». По мнению К. К. Барановой и В. Б. Белова, в странах ЕС «растет осознание того обстоятельства, что в условиях глобализации запретительные фискальные барьеры могут принести больше вреда, чем пользы. Поэтому любое государство: и крупные со­циальные как Германия и Франция, выступающие за гармо­низацию, и малые «привилегированные» страны Европы, вы­игрывающие от налоговой конкуренции - в первую очередь Швейцария и ряд других малых европейских стран - должны строить свои финансовые системы на основах прозрачности и доверия».

В условиях финансовых кризисов последних десяти лет социальные государства принимали различные меры в обла­сти налогово-правовой политики как в области прямого, так и косвенного налогообложения. Основным юридическим сред­ством реализации вышеуказанной политики, направленной на поддержку реального сектора экономики и уровня жизни населения, стали налогово-правовые стимулы, выражавшиеся в уменьшении налоговых ставок, пересмотре шкалы налого­обложения или предоставлении налоговых вычетов по подо­ходным налогам.

В странах ЕС в течение 2009-2010 гг. снижение бремени на­логообложения домашних хозяйств (прежде всего с меньшим уровнем доходов) стало основным способом увеличения их до­ходов и поддержания покупательской способности населения. В 10 странах ЕС (Австрия, Венгрия, Дания, Германия, Литва, Латвия, Польша, Румыния Финляндия и Франция) произо­шло снижение ставок индивидуального подоходного налога. В 5 вышеуказанных странах (Австрия, Венгрия, Дания, Герма­ния и Финляндия) уменьшение ставки подоходного налога со­провождалось изменением шкалы налогообложения. Во мно­гих странах ЕС (Австрия, Бельгия, Болгария, Венгрия, Дания, Германия, Ирландия, Италия, Латвия, Литва, Нидерланды, Польша, Португалия, Румыния, Словакия, Словения и др.) была снижена налоговая база по рассматриваемому налогу. Большинство новых налоговых вычетов касалось налогообло­жения доходов социально уязвимых слоев населения: пожи­лых людей, недееспособных граждан, женщин, находящихся в отпуске по уходу за ребенком. В некоторых странах (Болгария, Италия, Испания) с целью поддержания рынка жилой недви­жимости из налоговой базы подлежали вычету процентные расходы, связанные с ремонтом или приобретением жилья. В то же время в ряде стран ЕС по подоходному налогу с граж­дан произошло увеличение размера ставок (Великобритания, Греция, Ирландия, Латвия, Словения, Португалия) или нало­говой базы (Венгрия, Дания, Греция, Испания, Ирландия, Лат­вия, Литва, Португалия, Эстония).

Правовое регулирование корпоративного налогообложе­ния в странах ЕС в период финансового кризиса 2008-2009 г. характеризовалось применением сходных правовых средств: снижением налоговых ставок, а также оптимизацией нало­гового администрирования. В некоторых странах (Велико­британия, Греция, Венгрия, Люксембург, Словения, Чехия, Швеция), были снижены общие налоговые ставки, в ряде государств (Бельгия, Кипр, Испания, Литва, Нидерланды) - ставки для определенных видов деятельности. В Ирландии и Румынии изменения в области налогового администрирова­ния коснулись продления сроков уплаты налога, а, например, в Словакии и Чехии - упрощения режима налогообложения для средних и малых предприятий. Изменения в корпоратив­ном налогообложении в период кризиса в основном носили временный характер. При этом, например, в Дании налоговая реформа запланирована на 9 лет (до 2019 года включительно). Что касается оптимизации подоходного налога с физических лиц, то в долгосрочной перспективе это - цель всех государств- членов ЕС.

В период кризиса наибольшие поступления в бюджеты стран ЕС (например, Греции, Венгрии, Латвии, Литвы) при­шлось на доходы от НДС и акцизов. При этом одна группа стран не изменяла размер стандартных ставок по НДС, а дру­гая группа - произвела их повышение. В большинстве стран пониженные ставки также остались без изменений, что было в целом связано с необходимостью поддержания спроса конеч­ных потребителей - населения. Поэтому изменения были в основном направлены на уменьшение сроков по возмещению НДС, увеличение сроков уплаты НДС и другие меры в области налогового администрирования.

Относительно взносов на социальное страхование в стра­нах ЕС в период финансового кризиса также отсутствовала единая политика. В некоторых странах (Бельгия, Венгрия, Румыния, Чехия, Швеция) ставки социальных отчислений в отношении некоторых категорий застрахованных лиц (напри­мер, сотрудников с низкой квалификацией) были снижены с целью поддержки совокупного предложения. При этом в Бельгии и Чехии была увеличена облагаемая база по данным платежам. В ряде стран (Кипр, Венгрия, Португалия, Румы­ния, Словакия, Финляндия, Эстония) ставки страховых взносов были увеличены.

Таким образом, антикризисные меры большинства стран ЕС в период 2008 - 2010 гг. в основном соответствовали тенден­циям развития налогообложения в Европе последних десяти­летий (снижение доли прямого налогообложения, например за счет понижения ставок по корпоративному налогу, умень­шения налогового бремени в отношении доходов физических лиц, и увеличение доли косвенного налогообложения) и учи­тывали в определенной степени интересы социально уязви­мых и иных слоев населения. По оценке Ю. С. Ранчинской, «большинство налоговых изменений прошли в той группе налогов, которая является наименее гармонизированной. Это существенно увеличило возможности для маневра с учетом необходимости быстрого принятий решений». При этом ука­занный автор справедливо отмечает, что обращение внимания странами ЕС на прямые налоги представляет собой «началь­ный этап их гармонизации в ответ на усиление конкуренции между налоговыми системами».

В условиях мирового финансового кризиса 2008 - 2009 гг. налогово-правовая политика Российской Федерации в основ­ном совпадала с общеевропейской политикой в области опти­мизации национальных налоговых систем. В частности, была продолжена политика налогового стимулирования в отноше­нии всех налогоплательщиков (развитие института изменения сроков уплаты налогов), а также их отдельных категорий: субъ­ектов малого предпринимательства, сельскохозяйственных товаропроизводителей, инвесторов, субъектов, развивающих научно-техническую и инновационную деятельность либо вне­дряющих результаты такой деятельности и др. Кроме того, получили развитие правовые механизмы, уменьшающие на­логовую базу по налогу на прибыль для некоторых категорий налогоплательщиков (увеличение видов затрат, совершенство­вание порядка амортизации), при снижении с 1 января 2009 г. для большинства организаций ставки по данному налогу с 24 до 20 %. Были повышены также ставки акцизов на табачную и алкогольную продукцию темпами, превышающими прогно­зируемую инфляцию, с учетом необходимости решения задач в области охраны здоровья населения.

В других странах СНГ меры в области налогово-правовой политики в период кризиса 2008-2010 гг. также стали важней­шей составляющей национальных антикризисных программ, структурно совпадающих между собой, и затрагивали в основ­ном налоговое администрирование. Хотя в некоторых странах произошло уменьшение налоговых ставок по налогу на при­быль (в России, Казахстане, Азербайджане, частично в Респу­блике Беларусь), налогу на доходы граждан (Азербайджан, Беларусь), НДС (Казахстан, Кыргызстан), по взносам на соци­альное страхование (Казахстан). В Азербайджане, Республике Беларусь, Казахстане и России помимо снижения налоговых ставок и применения мер налогового администрирования были введены дополнительные налоговые стимулы. В рамках Таможенного союза (Россия, Казахстан, Беларусь) были осу­ществлены согласованные действия стран в области установле­ния акцизов (в основном, на табак и алкоголь) с целью доведе­ния в перспективе налоговых ставок до уровня ЕС.

В настоящее время налоговая нагрузка (включая взносы на социальное страхование) стран ЕС, являющихся в своем большинстве социальными государствами, является достаточ­но высокой и на 2015 год составляет в среднем 38,7 % от ВВП, что на 1,2 % выше уровня налоговой нагрузки в 2005 году. При этом общее налоговое бремя в «старых» государствах-членах ЕС традиционно гораздо выше по сравнению со странами Вос­точной и Центральной Европы. Так, например, в 2015 году на­логовая нагрузка (в расчете от ВВП) в Дании составила 46,6 %, Франции - 45,9 %, Финляндии - 44 %, Швеции - 43,3 %, в то время как в Румынии она равнялась 28 %, в Болгарии - 29 %, Литве - 29,1 %, Латвии - 29,2 %, Чехии - 34,3 %. При этом за десять лет (в сравнении данных 2005 г. с данными 2015 г.) нало­говая нагрузка максимально возросла в Греции (на 4,5 %), Ита­лии (на 4,3 %), Эстонии (на 3,9 %), максимально понизилась в Ирландии (на 6,2 %), в Швеции (на 3,4 %), Дании (на 1,4 %), практически не изменилась в Великобритании (+ 0,1 %), Чехии (+ 0,2 %), Литве (- 0,1 %).

Заметное место в структуре фискальных платежей в стра­нах ЕС сохраняют социальные отчисления (взносы) - в сред­нем 30, 9 % в 2015 году, что всего на 0,4 % меньше, чем анало­гичный показатель в 2005 году. В 2015 г. максимальный уровень социальных взносов отмечен в Чехии (42,3 %), Словакии (42, 9 %), Литве (40 %), а минимальный уровень - в Швеции (6,4 %), в Ирландии (16, 4 %), Мальте (17%). При этом за десять лет (в сравнении данных 2005 г. с данными 2015 г.) уровень страховых отчислений максимально увеличился в Литве (на 9,6 %), Ир­ландии (на 3,7 %), Нидерландах (на 3,2 %), максимально сни­зился в Румынии (на 5,8 %), в Греции (4,2 %), Германии (3,6 %), практически не изменился в Венгрии (+ 0,1 %), Швеции (0 %), Австрии и Дании (- 0,1 %).

Что касается подоходного налогообложения физических лиц в странах ЕС, то в среднем максимальная налоговая ставка в 2017 г. составляла 39,2 %, в сравнении с 2002 г. она уменьши­лась на 3,7 %. При этом самые низкие ставки установлены в странах Восточной и Центральной Европы, где действует пропорциональное налогообложение доходов населения, - Болга­рии (10 %), Чехии, Литве и Венгрии (15 %). Наиболее высокие ставки установлены в странах Западной Европы, где приме­няется прогрессивная шкала налогообложения, считающа­яся более справедливой в социальном плане, - Швеции (57,1 %), Португалии (56, 2 %), Дании (55,8 %), Бельгии (53,2 %). За пятнадцать лет (в сравнении данных 2002 г. с данными 2017 г.) основная ставка подоходного налога (налога на доходы) мак­симально возросла в Греции (на 15 %), Португалии (на 16,2 %), Люксембург (на 6,8 %), максимально снизилась в Румынии (на 24 %), в Венгрии (на 25 %), Литве (на 18 %), не изменилась в Австрии и Словении (0 %).

В области налогово-правовой политики Российское госу­дарство в современных условиях нацелено на стабилизацию в ближайшие годы условий налогообложения, снижение на­логового бремени для малого и среднего предприниматель­ства, создание условий для развития промышленного про­изводства. Как уже отмечалось, важнейшим юридическим средством реализации налогово-правовой политики являет­ся налоговое стимулирование, способствующее, в свою оче­редь, реализации ряда принципов социального государства. В условиях формирования и развития в России социальной государственности налогово-правовые стимулы (льготы, изъ­ятия, поощрения и т.п.) становятся также важным способом повышения благосостояния населения, поскольку их исполь­зование уменьшает налоговую базу по налогам и способству­ет перераспределению доходов налогоплательщиков для их личных и иных целей. Поэтому в широком смысле можно говорить о социальной (общественной) направленности боль­шинства налогово-правовых стимулов независимо от цели их установления. Кроме того, законодательством РФ о налогах и сборах в последние годы для отдельных категорий граждан и организаций социальной сферы устанавливаются различного рода налогово-правовые стимулы (в узком смысле), носящие ярко выраженный социальный характер, например, по налогу на доходы физических лиц, земельному налогу. Анализ выше­указанных стимулов свидетельствует об одобрении и поддерж­ке государством с помощью налогово-правового механизма определенных видов социально значимых видов деятельности и действий, социально уязвимых слоев населения (пенсионе­ров, инвалидов, ветеранов боевых действий и т.п.). Таким обра­зом, налогово-правовые стимулы социальной направленности выступают важнейшим юридическим средством реализации социально ориентированной налогово-правовой политики и одновременно индикатором ее эффективности.

Несмотря на определенные успехи в реализации в России социально ориентированной стимулирующей налогово-пра­вовой политики по отдельным направлениям, она еще во мно­гом нуждается в совершенствовании. И это касается не только изменения содержательной стороны ряда стимулов по неко­торым налогам (например, отмены количественных ограниче­ний по использованию стандартных и социальных налоговых вычетов по налогу на доходы физических лиц). Необходимо решать более сложную и значимую проблему - комплекс­ное реформирование института налогово-правовых стимулов в целом, и налоговых льгот в частности. Кроме того, с целью справедливого (соразмерного) распределения государством налогового бремени на население и бизнес следует стремить­ся к достижению оптимального соотношения фискальной и регулирующей функций налогообложения организаций и физических лиц. Усиление регулирующего воздействия нало­гов посредством установления и применения разнообразных налогово-правовых стимулов и иных юридических средств позволит, во-первых, добросовестным налогоплательщикам, являющимся организациями и индивидуальными предпри­нимателями, более активно направлять получаемую при­быль на материальное и иное стимулирование работников, выражая тем самым свое социально ответственное поведение, развитие своей деятельности и экономики соответствующей территории в целом; во-вторых, добросовестным налогопла­тельщикам - физическим лицам - использовать свои доходы и собственность для своего свободного развития и повышения благосостояния. При этом усиление регулирующей функции налогообложения доходов физических лиц посредством уста­новления прогрессивной налоговой ставки и соответственно подоходного налогообложения будет способствовать в конеч­ном итоге стабильному пополнению государственной и муни­ципальной казны и решению задач социального государства.

Таким образом, активное и последовательное использо­вание современным государством в ходе осуществления на­логово-правовой политики различных юридических средств социальной направленности способствует реализации прин­ципов социального государства и повышению благосостояния граждан, в том числе в период кризисных явлений в мировой экономике. При этом развитие стимулирующей функции на­логовой системы государства будет способствовать дальней­шей реализации социально-экономических прав граждан.

БЕЛИКОВ Евгений Геннадьевич
доктор юридических наук, профессор кафедры финансового, банковского и таможенного права Саратовской государственной юридической академии, доцент



   

Бесплатная горячая линия 24/7

+8 (800) 500-27-29 доб. 507
Для жителей Российской Федерации

+7 (499) 653-60-72 доб. 665
Для жителей Москвы и МО

+7 (812) 426-14-07 доб. 423
Для жителей Спб и области

Актуально


Бесплатная горячая линия 24/7

+8 (800) 500-27-29 доб. 507
Для жителей Российской Федерации

+7 (499) 653-60-72 доб. 665
Для жителей Москвы и МО

+7 (812) 426-14-07 доб. 423
Для жителей Спб и области

Генеральный партнер

 


12.00.00 Юридические науки

08.00.00 Экономические науки

09.00.00 Философские науки