Евразийский юридический портал

Бесплатная юридическая консультация онлайн, помощь юриста и услуги адвоката

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Основы укрепления межнационального согласия в условиях современных миграционных процессов: европейский опыт и российская реальность


Артеменко О. И.

В современных условиях монопольного глобализма, ха­рактеризующегося колоссальными миграционными потока­ми и, как следствие, ростом в европейских государствах меж­национальной и межконфессиональной напряженности, в условиях, когда наша страна испытывает политическое и эко­номическое давление со стороны Евросоюза, растущие санк­ции США и европейских стран, политика укрепления межна­ционального согласия становится важнейшим инструментом государственной безопасности, культурной и политической интеграции многонационального российского общества.

Президент Российской Федерации В.В. Путин не раз под­черкивал, что «последовательная работа по укреплению меж­национального согласия, грамотная миграционная политика, жесткое реагирование на факты бездействия должностных лиц или преступления, которые могут быть спровоцированы конфликтами на межнациональной почве, являются первой среди приоритетных задач по обеспечению суверенитета и территориальной целостности нашего государства».

Считается, что миграционная политика должна учиты­вать ряд факторов:

  1. Формирование миграционной мобильности населения, которая зависит от демографических, этнических, генетиче­ских и социально-экономических характеристик. Как прави­ло, большей миграционной мобильностью обладают люди трудоспособного возраста по сравнению с детьми и пенсио­нерами; одинокие люди по сравнению с состоящими в браке; мужчины по сравнению с женщинами; «новоселы» по сравне­нию со «старожилами»; высокообразованные люди по сравне­нию с людьми пониженной квалификации.
  2. Совокупность переселений, совершающихся в опреде­ленное время в рамках той или иной территории. Если харак­теризовать миграционные потоки по социально-демографи­ческим параметрам, то по указанным выше причинам в них, как правило, больше людей трудоспособного возраста, муж­чин, одиноких людей, «новоселов», высокообразованных.
  3. Процесс «приживаемости» граждан других государств (мигрантов) на новом месте жительства, их приспособленно­сти к обществу и общества к переселенцам. Термин «прижи­ваемость» скорее применим к гражданам, мигрирующим вну­три государства (внутренняя миграция). В некоторых случаях применим к внешний миграции, т.е. когда мигрируют люди той же национальности, что и коренное население (например, можно говорить о приживаемости русских из стран СНГ в России). В этом случае приживаемость характеризуется про­цессом приспособления (адаптации) прибывающих людей к новому месту, к обществу, близкому по культуре, этничности, языку, религиозной принадлежности. Адаптация - естествен­ный процесс.

В отношении процесса приживаемости людей, мигри­рующих из-за рубежа (иммигрантов), которые, как правило, отличаются от коренного населения религией, родным язы­ком, культурными традициями, ментальными установками, используется термин «интеграция». Интеграция - процесс, в большей степени зависящий от реализуемой государствен­ной политики. Интеграция представляет собой двусторонний процесс вхождения людей, совершивших миграцию, в новое общество. Такой процесс характеризуется явлением «марги­нализации, т.е. нахождения между двух культур. Процесс мар­гинализации приводит к культурным изменениям как среди людей, совершивших миграцию, так и среди людей принима­ющего общества (М.Б. Ешич)». От того, насколько интеграция будет успешной, зависит, с одной стороны, самочувствие само­го переселенца, а с другой - социально-экономическая и поли­тическая стабильность принимающего общества.

Нужно отметить, что с начала 1990-х гг. миграция в Рос­сии имеет не только внутренний, но и внешний характер. В Россию хлынули потоки вынужденных переселенцев из быв­ших советских республик и беженцы из стран Азии и Африки, к которым в последующие годы добавились потоки трудовых мигрантов из ближнего зарубежья.

Есть еще ряд факторов, приводящих к культурным изме­нениям. В современных условиях ускоренного совершенство­вания средств физической коммуникации и информационной технологии международная коммуникация стала частью еже­дневного существования все более широких слоев населения, частично благодаря возрастающей личной мобильности, ин­тенсификации международного сотрудничества, частично благодаря трудовой миграции. Такие социально-экономиче­ские процессы приводят широкие слои населения к контактам с носителями других культур и языков.

Миграционные процессы в постсоветской России при­вели к значительным языковым и культурным изменениям общества. В местах проживания граждан из других государств появляются факты проявления национальных культурных традиций, диссонирующих с традициями российского обще­ства. Увеличилось число носителей исламской культуры. Во многих городах в школах появились классы с поликультур­ным и полиязычным составом обучающихся, не владеющих или слабо владеющих русским языком. Благодаря растущей многоязыковой и многокультурной повседневной среде стали меняться и отношения, и требования, и цели изучения языков, в том числе русского. Во всей системе школьного образования для изучения языков стали внедряться инновационные подхо­ды, направленные на развитие коммуникативной эффектив­ности личности даже при изучении русского языка детьми, владеющими им.

Аналогичные процессы протекают и в государствах Евро­союза. Даже в условиях реализации с 90-х годов ХХ в. идео­логии создания новой, надэтнической европейской идентич­ности межэтнические языковые проблемы сохраняют свою остроту. Союз, нацеленный на региональную интеграцию, был создан на принципах Европейских сообществ. Однако дестабилизирующую роль в европейские межэтнические от­ношения вносит практически неконтролируемая миграция, последнее время принявшая катастрофический характер. В Европу, имеющую собственную многовековую историю, го­сударства которой выстраивались на мононациональном законодательстве, на протяжении длительного времени очень неравномерно вливались и продолжают вливаться предста­вители других культур, которые пытаются сохранить соб­ственную этноязыковую, конфессиональную и культурную идентичность. Как мы видим, попытка построить единую мультикультурную Европу терпит крах. К сожалению, Евросо­юзу не удалось достичь абсолютного успеха: ни интегрировать новых членов общества при формировании надэтнической европейской идентичности, ни воплотить главную идею муль- тикультурализма - сохранение и развитие языков и культур во всем их многообразии. Реализация таких разновекторных за­дач привела к появлению и стабильному развитию так называ­емого «двойного полуязычия», т.е. к ситуации, когда выпуск­ник школы не владеет в полном объеме ни родным языком, ни языком государства, в которое иммигрировали родители. Парадокс мультикультурализма, который стал развиваться в европейских странах в 60-е годы ХХ века, заключается в том, что данное явление распространяется не только на языковую сферу. Как отмечают социологи в Великобритании, некото­рые молодые люди с трудом осознают себя принадлежащими к исламу, традиции которого практикуют их родители. Эти же молодые люди с таким же трудом ассоциируют себя с Бри­танией, что является следствием реализуемой языковой обра­зовательной политики. В Европе миноритарных языков куда больше, чем государственных, она вся состоит из сплошных языковых меньшинств. Несмотря на все усилия по объедине­нию Европы, набирает силу новое этническое самосознание. Построить общество с населением, которому присуща как европейская (надэтническая) идентичность, так и этническая, оказалось совсем непросто. Этноязыковые противоречия всег­да влекут за собой межэтническое напряжение в обществе, и игнорировать их очень опасно. В этой связи, как показывает практика, эффективная языковая образовательная политика является основой укрепления межнационального согласия.

В европейских многоязычных странах для всех детей, прибывших из других государств, в курсе обязательного изу­чения языков, результатом при выпуске является практически полезная базовая коммуникативная способность. Считается, что у выпускников должен быть сформирован интерес к ис­пользованию их ограниченных знаний с максимальной эффек­тивностью, к преодолению барьеров в общении, включающих все доступные контакты, чтобы обеспечить взаимопонимание и организовать взаимодействие для благополучного дости­жения целей. Коммуникативная эффективность оценивается как критерий успеха, а вовсе не выполнение лингвистических упражнений без ошибок. Владение грамматикой и лексикой рассматривается теперь как средство для реализации комму­никативной цели, а не как самостоятельная цель. Критерии и оценки владения языком при этом базируются на выполнении коммуникативных аспектов, а не на манипуляции структура­ми языка или осознании его отдельных аспектов. Критерием успеваемости является коммуникативная эффективность, а не формальная направленность. Считается, что ошибки, в том числе и систематические, являются необходимым компонен­том развития и совершенствования языковых навыков. Требо­вание избегать или немедленно исправлять ошибки вытеснено пониманием, что ошибки есть результат попыток обучаемого использовать свои ограниченные способности перехода с кода на код для преодоления трудностей коммуникаций. Прогресс преодоления сложностей грамматической системы происхо­дит у обучаемого очень медленно и не обязательно, что будет достигнут положительный эффект.

Именно такая организация языкового образования в шко­лах евразийских государств привела к формированию так на­зываемого «двойного полуязычия», неопределенной идентич­ности, закомплексованности и чувства дискриминации, что находит отражение в недовольстве и агрессивном поведении молодежи уже второго и третьего поколения мигрантов.

В результате проявления агрессии в обществах западно­европейских государств в настоящее время в реализации по­литики наблюдаются внутренние противоречия между офи­циальной позицией в отношении национальных меньшинств и реальной политической практикой, детерминированной прагматической целесообразностью.

Так, например, власти во Франции реализуют меры, не соответствующие выбранной модели формирования надэт- нической идентичности. В Нидерландах, снискавших славу «мультикультурного рая», встали на путь сворачивания про­грамм поддержки этнических меньшинств, ввели запрет на двойное гражданство и обязательные тесты на интеграцию и т.п. Кроме того, несмотря на отказ лидеров ведущих запад­ноевропейских стран от «политики мультикультурализма», действительного сворачивания мероприятий, нацеленных на политическую аккомодацию культурных различий, не про­изошло.

Какая политика в отношении языков и культур проводи­лась в течение последних более двадцати лет в ряде субъектов Российской Федерации и находила поддержку в академиче­ских научных кругах? Именно этот вопрос часто в последнее время обсуждается на различных мероприятиях с участием ве­дущих ученых РАН, представителей законодательной власти, общественных организаций. Особенно эта проблематика ста­ла актуальной в связи с предложением разработки федераль­ного закона о российской нации.

Нужно отметить, что в своих выступлениях Владимир Владимирович Путин нередко касается проблем, связанных с реализацией политики мультикультурализма. 19 сентября 2013 года10 на заседании международного дискуссионного клу­ба "Валдай" В.В. Путин отмечал, что «мультикультурализм - во многом привнесенная, искусственно сверху внедряемая модель - ставится сейчас под сомнение... Не случайно сегодня политики и общественные деятели самой Европы все чаще го­ворят о крахе мультикультурализма, о том, что он не способен обеспечить интеграцию в обществе иноязычных и инокуль­турных элементов».

Научная теория мультикультурализма стала разрабаты­ваться в 60-е гг. XX в. в США в связи с увеличением внешних и внутренних миграционных потоков, стимулирующих эко­номическое развитие государств и способствующих становлению гражданского общества. В 90-е гг. мультикультурализм становится государственной идеологией Евразийских госу­дарств, а в республиках Российской Федерации приобретает идеолого-политическую направленность. Миграция изменила облик мира, он стал открытым пространством непосредствен­ного взаимодействия многих народов и их культур. В основу мультикультурализма лег базовый тезис о безусловной ценно­сти культурного разнообразия как такового, задача поддержа­ния которого требует создания дополнительных условий для сохранения и развития языков и культур меньшинств, обеспе­чения их параллельного существования.

В результате политика мультикультурализма привела к еще большей автономизации и изоляции культур, усилила тенденции превращения этничности в основополагающую ха­рактеристику культуры, сохранила этнически ориентирован­ное самосознание. Открывая дорогу для становления множе­ства (этнических) идентичностей, мультикультурализм создал трудности для формирования коллективной (гражданской, надэтнической) идентичности. Размывание общенациональ­ного сознания и становление этнической идентичности как следствие политики мультикультурализма отмечает и Самю­эль Хантингтон.

По мнению сторонников мультикультурализма, в ус­ловиях лингвокультурного плюрализма максимальное сгла­живание межэтнических противоречий возможно на основе толерантного и заинтересованного изучения национальным большинством культуры меньшинства. Однако европей­ский опыт (Нидерланды, Германия, Франция, Испания и др.) свидетельствует, что в таком случае надежда на преодоление культурного и политического изоляционизма и сепаратизма этнического меньшинства становится еще более призрачной.

Сегодня во многих европейских государствах принципы мультикультурализма реализованы на уровне основных соци­альных институтов: семьи, школы, церкви, политики, медиа и др. Вместе с тем, ощущается дефицит механизмов и стимулов для этнополитической интеграции населения этих стран, для совмещения надэтнической (общегосударственной) и этни­ческой идентичности. Считается, что концепции интеграции и мультикультурализма никак не противоречат друг другу. «Речь идет о глубинных принципах существования поликуль­турного общества как целого. Вместе с тем, очевидно, что для полноценной этнополитической интеграции, преодоления фрагментарности и разобщенности, гармонизации множе­ственных идентичностей необходимы новые реформы соци­альных институтов». В первую очередь, в сфере образования и, в частности, в разработке языковой образовательной поли­тики, в средствах массовой информации и просвещении.

В этом контексте позиция В.А. Михайлова, который ус­матривает возможность укрепления общегражданской иден­тичности средствами развития потенциала этнического само­сознания, нуждается в дополнительных аргументах так же, как и традиционная апологетика мультикультурализма. В.А. Ми­хайлов пишет, что «.чем мощнее будет потенциал этниче­ской идентичности, подкрепленный ее политической волей, тем прочнее будет осознаваться идентичность общегосударственная, а значит сплоченнее будет российская нация. Но при этом важно, чтобы «национальное (этническое) самосознание» как можно полнее отражало и общие интересы страны. Тогда этничность и гражданственность все больше будет входить в русло сближения и становиться равноправными элементами как национального (этнического), так и общественного созна­ния, что создаст благоприятные условия для формирования и функционирования гражданского общества, в котором права человека и права наций (этносов) будут гармонично взаимо­действовать как неконфликтные элементы одной системы».

В российской системе образования идеи и принципы мультикультурализма получили распространение под вли­янием и благодаря деятельности кафедр ЮНЕСКО, нацио­нального фонда подготовки кадров. В 90-е годы в республиках в составе Российской Федерации были приняты концепции этнического образования, которые, утратив к настоящему моменту свою актуальность, продолжают действовать и по сей день. Основными целями таких концепций заявлены не только сохранение и развитие родного языка и культуры, но и формирование этнического самосознания, национального (этнического) духа, обеспечение культурной мобилизации молодёжи как одного из этапов становления нации. Одна­ко следует признать, что в современных условиях этническая идентичность может и должна оставаться индивидуальной по­требностью граждан, а в иерархии ценностей занимать отнюдь не доминирующее место. В реализации этнокультурных за­просов граждан ключевую роль следует отводить не школе, обеспечивающей единство образовательного пространства на территории всей страны, а, прежде всего, институту семьи и национально-культурным общественным организациям. Цель школы - содействовать развитию самостоятельной и ответ­ственной личности на основе социокультурных, духовно-нрав­ственных ценностей и принятых в обществе правил и норм по­ведения в интересах человека, семьи, общества и государства.

По прошествии более двадцати лет мы стали осознавать не только положительные (развитие языков и культур мало­численных народов), но и отрицательные результаты влияния мультикультурализма на общественное сознание российской молодёжи. В 2008 году, проводя тестирование учащихся 1-11 классов образовательных организаций ряда республик в со­ставе Российской Федерации, мы просили ответить детей на вопрос: «Как ты понимаешь, что такое моя большая Родина?». Немногим более 20% учащихся ответили - «Россия». Стано­вится очевидным, что реализация методологии мультикультурализма ставит под угрозу целостность полиэтничного госу­дарства, сохранить которое возможно формируя и укрепляя духовное, культурное общероссийское гражданское единство.

В большей степени объединяющую функцию всегда выполня­ет единый для всех народов язык, и то содержание, которое им транслируется.

Происходящие на Украине события подтверждают, сколь значимым может быть язык в процессах гражданского едине­ния общества. Одним из первых решений новой власти Киева стало введение запрета на пользование русским языком, ко­торый продолжает оставаться стержнем многонациональной культуры Украины.

Язык как транслятор культуры определяет, отражает и выражает интеллектуальное, духовное, материальное состоя­ние общества. В многонациональном российском государстве именно русский язык обеспечивает единство народов, укрепле­ние общероссийской гражданской идентичности. Благодаря русскому языку накоплен исторический опыт, синтезированы лучшие идеи, осмыслены культурные и духовные традиции всех народов России. Для нашей страны и всего русского мира язык Пушкина бесценен как воздух, вода, земля. И именно об этом подчас забываем мы сами, не сохраняем и не развиваем русский язык, относимся к нему потребительски. В публич­ном пространстве последние двадцать лет идет процесс пре­вращения русского литературного языка в бытовой. Поэтому от реализации продуманной стратегии языковой политики во всех субъектах Российской Федерации будет зависеть не толь­ко судьба русского языка, но будущее единство страны, меж­национальное благополучие на всей ее территории. Сегодня же неурегулированность вопросов языковой образовательной политики делает возможными протесты граждан Российской Федерации по поводу сокращения часов на изучение русского языка.

Говоря о русском языке, нужно помнить об уникальной языковой среде Российской Федерации. Русский язык взаимо­действует с более чем 270 языками и диалектами. Число изуча­емых языков в школе постоянно увеличивается, и в настоящее время достигло 96, но при этом уменьшается количество язы­ков, на которых осуществляется обучение. В настоящее время их насчитывается только 12. Для улучшения современной язы­ковой ситуации в сфере образования, очевидной становится необходимость принятия нормативных правовых актов, уста­навливающих реализацию языковой образовательной поли­тики, которая будет учитывать конституционный статус язы­ков.

Конституцией РФ установлено правовое положение язы­ков народов России. Все языки народов России в статусе «род­ного языка», включая и русский язык, являются равноправны­ми. Данное равноправие в отличие от мультикультурализма реализуется в диалоге культур. В России накоплен уникальный опыт изучения родных языков - это опыт взаимовлияния, вза­имообогащения, взаимного уважения культур в диалоге. При этом учитывается отрицательное влияние интерференции. Российская Федерация гарантирует всем её народам право на создание условий для изучения и развития родного языка (п. 3 ст. 68), в том числе и русского, для всех кто его таковым считает. Обучение на языке из числа языков народов России в системе образования реализуется благодаря праву свободного выбора языка обучения, общения, воспитания, творчества (п.2 ст. 26).

Свободный выбор родного языка - это выбор самих об­учающихся, их законных представителей, которые вправе в таком выборе по своему усмотрению руководствоваться или не руководствоваться своей этнической принадлежностью. И система образования должна создать условия для свободного выбора обучающимся родного языка.

Конституция Российской Федерации устанавливает пра­вовое положение (статус) государственного языка Российской Федерации на всей её территории (п. 1 ст. 68). При этом ре­спублики в составе Российской Федерации вправе устанавли­вать свои государственные языки республик в составе Россий­ской Федерации и использовать их наряду с государственным языком Российской Федерации (не заменяя его). Необходи­мо отметить, что федеральным законодательством не пред­усмотрено равноправие государственного языка Российской Федерации и государственных языков республик в составе Российской Федерации. Здесь необходимо напомнить слова Владимира Владимировича Путина, направленные в адрес представителей власти. Он подчеркнул: «Нужно уважать право любого меньшинства на отличие, но и право большин­ства не должно быть поставлено под сомнение». Очевидно, что призванная сохранять баланс интересов языковая обра­зовательная политика России может и должна идти по пути совершенствования, прежде всего, законодательной и норма­тивной базы как федерального уровня, так и уровня субъектов федерации.

На современном этапе модернизации образования, в части изучения языков народов России, с целью снятия меж­национального напряжения, улучшения качества языкового образования, необходимо в первую очередь вернуться к раз­работке содержания образования используя академический подход, опираясь на фундаментальные научные знания, что способствует интеллектуальному и творческому развитию об­учающихся. Необходимо в нормативных правовых актах сфе­ры образования скорректировать понятийно-терминологи­ческий аппарат. В частности, изъять из всех образовательных нормативных актов такие дефиниции как «родной нерусский», «русский неродной». Исключить противопоставление родной и русский, т.к. русский язык также является родным языком. Необходимо также из законодательной нормы ряда респу­блик вывести русский язык из статуса государственного языка республики, сняв функциональное равноправие государствен­ного языка Российской Федерации с государственным языком республики. Восстановить конституционную норму русского языка в статусе государственного языка Российской Федера­ции на всей её территории. Законодательно закрепить статус русского языка в качестве родного. Ввести в сетку школьного расписания предмет «Государственный язык РФ». Во все нор­мативные акты сферы образования ввести дефиниции: «госу­дарственный язык Российской Федерации (для не владеющих, слабо владеющих, владеющих)», «родной русский язык». При этом предмет «Родной русский язык» отличается от предмета «Государственный язык РФ» своей углубленной лингвокульту­рологической составляющей.

Для улучшения ситуации с языками народов России в статусе государственных языков республик и в статусе родных, в том числе русского языка, необходимо в соответствии со ст. 14 Федерального закона «Об образовании в РФ», утвердить фе­деральные образовательные стандарты, что будет способство­вать разработке современных учебников по языкам из числа языков народов России. Также необходимо:

-      предусмотреть на уровне общего образования префе­ренции для изучающих язык из числа языков народов России в статусе родного языка;

-      в нормативных актах федерального уровня предусмо­треть создание в 10-11 классах филологического профиля;

-      на уровне субъекта Российской Федерации предусмо­треть создание условий для сдачи в 11 классе родного языка как предмета по выбору, что установлено федеральным зако­нодательством;

-      разработать нормативный акт, позволяющий при по­ступлении на филологический факультет получать дополни­тельно от 10 до 20 баллов за отличную сдачу в 11 классе экзаме­на по родному языку в рамках итоговой аттестации;

-      продумать комплекс мер направленных по подготовке учителя преподающего родной язык и осуществляющего об­учение на родном языке, в этом плане одним из важнейших факторов является создание диссертационных советов по за­щите работ по методике преподавания родных языков из чис­ла языков народов России.

Реализация предложенных мер будет способствовать сня­тию противоречий, возникающих при формировании обще­российской гражданской идентичности, и созданию условий сохранения и качественного развития языков из числа языков народов России.


   

Генеральный партнер

 


12.00.00 Юридические науки

08.00.00 Экономические науки

09.00.00 Философские науки