Евразийский юридический портал

Бесплатная юридическая консультация онлайн, помощь юриста и услуги адвоката

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Юридические статьи Сравнительное право Сравнительно-правовой анализ уголовного законодательства Российской Федерации и Республики Казахстан об ответственности за совершение кражи

Сравнительно-правовой анализ уголовного законодательства Российской Федерации и Республики Казахстан об ответственности за совершение кражи


Сравнительно-правовой анализ уголовного законодательства Российской Федерации и
Республики Казахстан об ответственности за совершение кражи

 



Габдрахманов Ф.В.

Прыгунова Е.В.



СРАВНИТЕЛЬНОЕ ПРАВО
Габдрахманов Ф.В.,Прыгунова Е.В.

В статье проведен сравнительный анализ уголовно-правовых норм об ответственности за кражу чужого имущества в УК Российской Федерации и Республики Казахстан, изучена судебная практика. Анализ показал схожесть правового регулирования ответственности за кражу чужого имущества. Совпадают понятие, признаки кражи, квалифицирующие и особо квалифицирующие признаки: кража группой лиц по предварительному сговору; с незаконным проникновением в помещение либо иное хранилище, в жилище; из нефтепровода, нефтепродуктопровода, газопровода; организованной группой (в УК РК – преступной группой); в крупном или особо крупном размере; одинаков момент окончания кражи.
В ст. 158 УК РФ нашли отражение причинение значительного ущерба; кража из одежды, сумки или другой ручной клади, находившихся при потерпевшем. В ст. 188 УК РК предусмотрены квалифицирующие признаки, которых нет в УК РФ: неоднократно, незаконное проникновение в транспортное средство, незаконный доступ в информационную систему либо изменения информации, передаваемой по сетям телекоммуникаций.





Тема борьбы с кражами чужого имущества актуальна во всем мире. Так, профессор Marise Cremona пишет, что кража является центральным преступлением против собственности и ... ее определение занимает первые шесть разделов Закона о краже 1968 года. Это в относительно благополучной Велико­британии.

Проблемы уголовной ответственности за кражу чужого имущества на постсоветском пространстве обусловлены не только распространенностью этих преступлений (до трети от всех зарегистрированных преступлений), но и наличием в со­ставе рассматриваемого преступления понятий, несущих до­полнительную смысловую нагрузку.

В контексте исследуемой проблематики представляется целесообразным сделать сравнительно-правовой анализ кон­струкции состава кражи чужого имущества и ответственности за его совершение на примере уголовного законодательства Российской Федерации (далее - РФ) и Республики Казахстан (далее - РК). Выбор РК обусловлен тем, что республика на пост­советском пространстве наиболее тесно интегрирована с РФ в экономические союзы, является одним из лидеров в области регулирования уголовно-правовых отношений. Здесь в постпе­рестроечный период принят уже второй уголовный кодекс.

Исследованию уголовного законодательства РК придает­ся в России приоритетное значение. УК РК, институты Общей части, отдельные виды преступлений в различных аспектах анализировались Р. М. Абдрашевым, С. Ф. Милюковым и Т. Н. Дроновой, О. В. Корнеевой, Ю. А. Бельковой, Э. В. Гаса­новой, Л. Н. Абакиной-Пилявской, А. С. Иржановым, А. С. Киздарбековой, И. А. Конюховой (Умновой) и другими.




В статье 240 Модельного уголовного кодекса для госу­дарств - участников СНГ было дано определение кражи как тайного хищения чужого имущества, а также перечислены ее квалифицирующие и особо квалифицирующие признаки: совершенное группой лиц по предварительному сговору; из одежды, сумки или другой ручной клади, находившейся при потерпевшем; причинившее значительный ущерб потерпев­шему; в крупном размере; организованной группой; с проник­новением в жилище и с использованием условий обществен­ного бедствия. Аналогичное понятие кражи дано в ст. 158 УК РФ и ст. 188 УК РК. Они открывают главы с составами пре­ступлений против собственности - главу 21 в УК РФ, 6 - в УК РК. Особенностям уголовной ответственности за кражу чужо­го имущества посвящены постановления Пленума Верховного Суда РФ (далее - Пленум от 27.12.2002) и Верховного Суда РК (далее - Пленум от 11.07.2003).

Законодатели в РФ и РК свои уголовные кодексы допол­нили новыми квалифицирующими и особо квалифициру­ющими признаками кражи. В ст. 158 УК РФ нашли отражение «причинение значительного ущерба», кража «из одежды, сумки или другой ручной клади, находившихся при потерпевшем», а в ст. 188 УК РК - «неоднократно», «проникновение в транспортное сред­ство», «незаконный доступ в информационную систему либо изменения информации, передаваемой по сетям телекомму­никаций».


Заметим, что в юридическом понятии кражи как тайного хищения чужого имущества в интерпретации постановлений Пленумов Верховных судов РФ и РК содержатся элементы от­крытости. Например, если присутствующее при незаконном изъятии чужого имущества лицо не сознает противоправ­ность этих действий, либо является близким родственником виновного, который рассчитывает в связи с этим на то, что в ходе изъятия имущества он не встретит противодействия со стороны указанного лица, содеянное следует квалифициро­вать как кражу чужого имущества (п. 4 Пленума от 27.12.2002). Аналогично тайность понимается и Верховным Судом РК, который разъяснил, что при решении вопроса, является ли хищение тайным, суды должны исходить из восприятия си­туации самим виновным. Если хищение совершалось в при­сутствии лиц, с которыми виновный находится в родственных, дружественных и иных взаимоотношениях личного характера, в связи с чем, он рассчитывал, что они не будут доносить и пре­секать его действия, деяние в таких случаях также следует ква­лифицировать как кража (п. 4 Пленума от 11.07.2003).

УК РК предусматривает ответственность за мелкое хище­ние (ст. 187), то есть кражу, мошенничество, присвоение или растрату чужого имущества, совершенные в незначительном размере. В ст. 3 УК РК разъяснено, что незначительный раз­мер - в статье 187 - стоимость имущества, принадлежащего организации, не превышающая десяти месячных расчетных показателей, или имущества, принадлежащего физическому лицу, не превышающая двух месячных расчетных показателей (п. 10).

В. И. Колосова отмечает, что в России «лицо может до бесконечности совершать кражу и мошенничество на сумму до 1000 рублей, ибо меры административного воздействия за эти правонарушения, предусмотренные ст. 7.27 Кодекса об административных правонарушениях, часто оказываются без­результатными и не препятствуют продолжению правонару­шений. Установление в уголовном законодательстве админи­стративной преюдиции за кражу и мошенничество не только повысит правовое воздействие, но и реализует принцип неот­вратимости ответственности за эти правонарушения».


Одним из квалифицирующих признаков кражи в УК РФ и РК является совершение хищения группой лиц по предва­рительному сговору. Вопрос о необходимом числе исполни­телей в группе является дискуссионным в науке и судебной практике России. Наиболее распространенное мнение заклю­чается в том, что в группе должно быть не менее двух испол­нителей, обладающих признаками общего субъекта (возраст, вменяемость). Пленум Верховного Суда РФ в п. 12 Пленума от 27.12.2002 (в 2010 г. пункт утратил силу) разъяснял, что в случае совершения кражи несколькими лицами без предварительно­го сговора, их действия следует квалифицировать по пункту «а» части второй статьи 158 УК РФ по признаку «группа лиц», если в совершении этого преступления совместно участвовало два или более исполнителя, которые в силу статьи 19 УК РФ подлежат уголовной ответственности за содеянное.

Есть и другая точка зрения. Так, авторы комментирован­ного источника, основываясь на Определении Верховного Суда РФ от 18 мая 2006 г. N 35-о06-14 делают вывод, что квали­фицирующие признаки «группа лиц», «группа лиц по пред­варительному сговору», «организованная группа» могут быть вменены и при отсутствии соучастия в точном смысле этого слова, если только один из участников в деянии привлечен к уголовной ответственности, а другие участники не подлежат ответственности в силу возраста или невменяемости... Изло­женное выше правило об участии в преступлении двух и более лиц относится и к преступлениям со специальным субъектом. Однако исполнителем (соисполнителем) в таких преступле­ниях может быть только лицо, соответствующее признакам специального субъекта. Иные лица могут быть только органи­заторами, подстрекателями или пособниками в преступлении со специальным субъектом». С такой позицией согласны и ав­торы настоящей статьи. Например, судебная практика при­менения ст. 159.1 УК РФ допускает квалификацию действий специального субъекта и иных соучастников преступления (например, пособника), как совершенных группой лиц по предварительному сговору.


Верховной Суд РК подошел несколько иначе к решению вопросов соучастия, разъяснив, что хищение квалифицирует­ся по признаку «группой лиц по предварительному сговору» и в тех случаях, когда для его совершения объединены общие усилия двух или более лиц, и действия каждого из соучастни­ков являются необходимым условием для совершения дей­ствий других соучастников, согласно предварительному рас­пределению ролей, и находятся в причинной связи с общим, наступившим от деятельности всех соучастников, преступным результатом. В таких случаях необязательно участие в престу­плении двух и более исполнителей, достаточно одного испол­нителя при наличии других видов соучастников.

Подобный подход представляется логичным и заслужи­вает внимания, поскольку глубже отражает правовую при­роду соучастия, позволяет устранить противоречия судебной практики при применении ст. 33 УК РФ.

Статьей 188 УК РК предусмотрен квалифицирующий признак - неоднократность. Преступление не признается со­вершенным неоднократно, если за ранее совершенное пре­ступление лицо было в установленном законном порядке ос­вобождено от уголовной ответственности, либо судимость за ранее совершенное лицом преступление была погашена или снята, или истекли сроки давности привлечения за такое пре­ступление к уголовной ответственности. В первоначальной редакции УК РФ 1996 г. кража, совершенная неоднократно, рассматривалась в качестве особо квалифицирующего при­знака, однако в 2003 году российский законодатель от него отказался.


Следующим квалифицирующим признаком по УК РК является совершение кражи «с незаконным проникновением в жилое, служебное или производственное помещение, хра­нилище либо транспортное средство». Здесь законодатель не разделяет кражу на совершенную в жилище и совершенную в иных помещениях, в то время как в УК РФ признак «с неза­конным проникновением в жилище» является особо квалифи­цирующим. Такое выделение данного признака в отдельный пункт является более правильным, так как в данном случае помимо права гражданина свободно владеть, пользоваться и распоряжаться своей собственностью нарушается еще такое конституционное право, как неприкосновенность жилища.

Верховный Суд РК разъяснил, что под хранилищем по­нимаются отведенные для постоянного или временного хра­нения материальных ценностей строения, особые устройства, места или участки территории, которые специально оборудо­ваны оградой или техническими средствами либо обеспечены охраной (например, предназначенные для хранения имуще­ства или используемые в этих целях салоны и другие закры­тые части автомашин, передвижные автолавки, рефрижерато­ры, контейнеры, сейфы, кладовые, находящиеся под охраной железнодорожные платформы с грузом, огражденные или не огражденные охраняемые площадки и др.). Участки террито­рии (акватории), емкости, не предназначенные для хранения, но используемые в этих целях (например, бункеры комбай­нов, открытые кузова автомашин, платформы и полувагоны, которые не находятся под охраной либо не имеют приспосо­блений, препятствующих проникновению в них) к понятию «хранилище» не относятся.

 

 

Необходимо выяснять, с какой целью виновный оказал­ся в помещении (жилище, хранилище), а также когда воз­ник умысел на завладение чужим имуществом. Если лицо находилось там правомерно, не имея преступного намере­ния, но затем совершило кражу, грабеж или разбой, в его действиях указанный признак отсутствует. Этот квалифици­рующий признак отсутствует также в случаях, когда лицо оказалось в жилище, помещении или ином хранилище с со­гласия потерпевшего или лиц, под охраной которых нахо­дилось имущество в силу родственных отношений, знаком­ства, либо находилось в торговом зале магазина, в офисе и других помещениях, открытых для посещения гражданами (п. 19 Пленума от 27.12.2002).

Анализ судебной практики по России показывает, что суды исключали из приговоров квалифицирующий признак «с незаконным проникновением в помещение или иное хра­нилище» по фактам кражи имущества из автомобиля, витри­ны магазина, со двора жилого дома, из палисадника, с терри­тории садового участка, из холодильника и др.

Заключительным квалифицирующим признаком части второй статьи 188 УК РК обозначена кража, совер­шенная «путем незаконного доступа в информационную систему либо изменения информации, передаваемой по сетям телекоммуникаций». Положения этого пункта схо­жи с отдельной статьей 159.6 УК РФ, устанавливающей ответственность за хищение чужого имущества или при­обретение права на чужое имущество путем ввода, удале­ния, блокирования, модификации компьютерной инфор­мации либо иного вмешательства в функционирование средств хранения, обработки или передачи компьютер­ной информации или информационно-телекоммуника­ционных сетей.


В п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ отдельным квалифицирующим признаком выделена кража, совершенная «с причинением значительного ущерба». Этот признак является оценочным понятием, но не может составлять менее двух тысяч пятисот рублей. Суд должен проверить, насколько пострадало иму­щественное положение гражданина. Р. была осуждена по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ (с причинением значительного ущерба гражданину) за хищение телефона стоимостью 8750 рублей. Из показаний потерпевшего следовало, что его ежемесячный доход составляет 50000 рублей, его супруги - 15000 рублей. Несовершеннолетних детей на иждивении супруги не имели. Суд апелляционной инстанции исключил этот квалифициру­ющий признак и снизил наказание.

Часть вторая статьи 158 УК России имеет такой квали­фицирующий признак как совершение кражи «из одеж­ды, сумки или другой ручной клади, находившихся при потерпевшем». Названная законодательная новелла была обусловлена в первую очередь ежегодным ростом так на­зываемых карманных краж. Ответственность по пункту «г» части 2 статьи 158 УК РФ наступает за совершение кражи из одежды, сумки или другой ручной клади, находившихся только при живом лице. Нахождение имущества при по­терпевшем означает, что одежда, сумка или другая ручная кладь, из которых совершается хищение этого имущества, находятся на потерпевшем, в его руках или непосредственной близости от потерпевшего. Особенности состояния по­терпевшего (например, сон, опьянение, потеря сознания, психическое расстройство и т.п.) значения для квалифика­ции преступления по пункту «г» части 2 статьи 158 УК РФ не имеют, так как использование субъектом преступления состояния потерпевшего не исключает его умысла на хище­ние из одежды, сумки или другой ручной клади и лишь ука­зывает на тайный характер такого хищения.


Что касается крупного и особо крупного размера по­хищенного имущества, то законодатели обеих стран четко определили границы этих размеров. Так, в России кражей, совершенной в крупном размере, признается при стоимости имущества, превышающей двести пятьдесят тысяч рублей, а особо крупной - один миллион рублей (примечание к ст. 158 УК РФ). Исходя из разъяснений, содержащихся в ст. 3 УК РК, кража считается совершенной в крупном размере, если стои­мость имущественного ущерба в пятьсот раз превышает ме­сячный расчетный показатель, в особо крупном размере - в две тысячи раз.

Так, Т., представляясь сотрудником банка, социальным работником или представителем АО «Казпочта», путем об­мана, незаконно проникала в квартиры пенсионеров и со­вершала кражи денежных средств и ювелирных изделий. Общая сумма причиненного материального ущерба со­ставила 2.063.044 тенге. Она осуждена по ч. 3 ст. 188 УК РК (кража, совершенная в крупном размере) к 4 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима с кон­фискацией имущества.


Выводы. Анализ уголовных кодексов РФ и РК показал схожесть правового регулирования ответственности за кра­жу чужого имущества. Совпадают понятие, признаки кражи, отдельные квалифицирующие и особо квалифицирующие признаки: кража группой лиц по предварительному сговору; с незаконным проникновением в помещение либо иное хранилище, в жилище; из нефтепровода, нефтепродуктопровода, газопровода; организованной группой (в УК РК - преступной группой); в крупном или особо крупном размере; одинаков момент окончания кражи.

В ст. 158 УК РФ нашли отражение причинение значитель­ного ущерба; кража из одежды, сумки или другой ручной клади, находившихся при потерпевшем. В ст. 188 УК РК предусмотрены квалифицирующие признаки, которых нет в УК РФ: неоднократ­но, незаконное проникновение в транспортное средство, неза­конный доступ в информационную систему либо изменения информации, передаваемой по сетям телекоммуникаций. Таким образом, в казахском УК и в российском уголовном законе имеется как много общих, так и отличительных при­знаков состава кражи.

 


Сравнительное правоведение

   

Юридические статьи

Адвокатура
Адвокатура и нотариат
Адвокатская деятельность и адвокатура
Авторское право
Антикоррупционное право
Антимонопольное право
Актуальный вопрос
Аграрное право
Арбитражный процесс
Агентство правовой информации «человек и закон»
Бизнес и право
Безопасность и право
Бюджетное право
Гражданский процесс
Гуманитарные права
Гражданское общество
Гражданско-процессуальное право
Государство и политические партии
Договорное право
Дискуссионный клуб
Евразийская интеграция
Евразийская адвокатура
Евразийская безопасность
Евразийская толерантность
Евразийское сравнительное право
Евразийская геополитика и международное право
Европейское право
Корпоративное право
Конституционное и муниципальное право
Криминалистика
Криминология
Криминалистика и оперативно-розыскная деятельность
Конституционное право
Муниципальное право
Миграционное право
Международное экономическое право
Международное экологическое право
Мусульманское право
Мнение нашего эксперта
Международное инвестиционное право
Международная практика
Международное морское право
Международное публичное право
Международное частное право
Право стран СНГ
Право ЕС
Право зарубежных государств
Право Европейского Союза
Право зарубежных государств
Международное гуманитарное право
Национальная безопасность
Общие права человека
Образовательное право
Обычное право
Профессиональная защита
Права детей
Правовая реформа
Психология и право
Проблемы юридического образования
Права человека
Право и образование
Прокурорский надзор
Правоохранительные органы
Право и безопасность
Приглашение к дискуссии
Право народов
Педагогика и право
Право интеллектуальной собственности
Парламентское право
Право и политика
Предпринимательское право
Природоресурсное право
Рецензии
Религия и право
Страницы истории
Слово молодым ученым юристам-международникам
Социология и право
Судебная экспертиза
Судопроизводство
Социальные права
Судоустройство
Сравнительное право
Инновационное право
Информационное право
История государства и права
История права
Избирательное право
Исполнительное производство
Интерэкоправо
Уголовный процесс
Уголовное право и криминология
Уголовно-процессуальное право
Уголовный процесс и криминалистика
Уголовно-исполнительное правоотношение
Уголовно-исполнительное право
Уголовное судопроизводство
Теория прав человека
Теория и история государства и права
Таможенное право
Теория права и государства
Теория
Трибуна молодого ученого
Философия права
Федеративные отношения
Экологическое право
Юридическая наука
Юридические конференции
Юридическая практика
Ювенальная юстиция
Юридическое образование
Юридическая этика
Ювенальное право

Самое читаемое

Актуально


Генеральный партнер

 


12.00.00 Юридические науки

08.00.00 Экономические науки

09.00.00 Философские науки