Евразийский юридический портал

Бесплатная юридическая консультация онлайн, помощь юриста и услуги адвоката

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Юридические статьи Сравнительное право Актуальные проблемы судебного толкования в правоприменительной практике судов в России и Германии

Актуальные проблемы судебного толкования в правоприменительной практике судов в России и Германии

Актуальные проблемы судебного толкования в правоприменительной практике судов в России и Германии

 






СРАВНИТЕЛЬНОЕ ПРАВОВЕДЕНИЕ
Хусаинова М. В.

Суды в процессе толкования правовых норм сталкиваются с определенными сложностями, для разрешения большинства которых не достаточно «точечного» урегулирования, они требуют проведения теоретико-правовых исследований. Активность судов всех уровней, как в России, так и в Германии, в интерпретационной деятельности постоянно возрастает.
Возникает необходимость в теоретико-правовом обосновании содержания и пределов судебного толкования и судебного правотворчества, их отграничения, определения условий и способов участия судов в процессе правотворчества. Участие судов в правотворчестве может быть прямым (непосредственным) исключительно в случаях, когда это закреплено законом. В отсутствие правового регулирования полномочия судов по интерпретации правовых норм сводятся к судебному толкованию, и их участие в правотворческом процессе может быть только опосредованным. Высшие суды при опосредованном судебном правотворчестве принимают участие в правотворческом процессе, реализуемом законодательными органами, путем применения предусмотренных законом правовых механизмов, например, права законодательной инициативы. Основания для умаления значения судебного толкования отсутствуют, так как выработанные судами рекомендации и предложенные толкования правовых норм основаны на неоднократно возникающих схожих ситуациях, повторяющемся применении системы правовых норм, они призваны обеспечить единообразие судебной практики при рассмотрении аналогичных дел.


Одной из актуальных проблем, с которой сталкиваются российские судебные органы при толковании правовых норм, является отсутствие четкой регламентации содержания и пре­делов судебного толкования, в частности, закрепления наличия или отсутствия правовой возможности судов давать абстракт­ное толкование правовых норм.

Вследствие этого довольно размытой является грань для от­деления вопросов, которые могут быть решены только путем законотворчества, и тех, решение которых возможно путем толкования существующих правовых норм.

В теории государства и права к началу XIX в. сложились три позиции относительно оценки интерпретационных и право­творческих полномочий судов. Сторонники первой позиции считают, что результатом судебного правотворчества являются новые правовые нормы. Приверженцы второго подхода полагают, что к полномочиям суда относятся только толкование и разъяснение существующих правовых норм, и создавать но­вые нормы суды не вправе. Компромиссную позицию сфор­мировали сторонники третьего подхода — они считают, что суды вправе при толковании (иногда употребляется термин «нормативное толкование») изменять содержание правовых норм, не изменяя текста закона. «Отраслевые» юристы так­же указывали, что «разграничение правотворчества и офици­ального толкования норм права является основным камнем преткновения в вопросе об отнесении актов высших судебных инстанций к числу источников права».


Однако складывающаяся судебная практика и ее потреб­ности потребовали дальнейших исследований в этом направ­лении. В России последнее десятилетие стало показательным в плане принятия актов высших судебных органов, которые претендуют на оценку в качестве источников права.

Так, например, в Постановлении № 1-П от 21.01.2010 КС РФ давал оценку полномочиям Пленума ВАС РФ, реализованным последним при принятии Постановления от 14.02.2008 № 14 по вопросам обжалования судебных актов в порядке надзо­ра по вновь открывшимся обстоятельствам. КС РФ отметил, что «вытекающее из статьи 127 Конституции РФ правомочие ВАС РФ давать разъяснения по вопросам судебной практики объективно не может не основываться на вырабатываемых им правовых позициях, содержащих толкование разъясняемых положений законодательства. Отрицание права ВАС РФ да­вать на основе обобщения судебной практики абстрактное толкование применяемых арбитражными судами норм права и формировать соответствующие правовые позиции означа­ло бы умаление его конституционных функций и предназна­чения как высшего суда в системе арбитражных судов, — при том, что он не вправе выходить за пределы своих полномочий, определяемых Конституцией РФ и федеральными конституци­онными законами, и вторгаться в компетенцию других органов государственной, в том числе судебной, власти». При этом КС РФ постановил, что федеральному законодателю надлежит в шестимесячный срок внести соответствующие изменения и дополнения в арбитражно-процессуальное законодательство, что и было сделано (Федеральный закон от 23.12.2010 № 379- ФЗ «О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации»). В Постановлении № 1-П от 21.01.2010 КС РФ предпринята попытка, с одной стороны, подтвердить конституционные полномочия ВАС РФ по широ­кому (абстрактному) толкованию норм права, с другой сторо­ны, указано, что если проблема не может быть решена путем толкования правовой нормы, дальнейшее устранение право­вого пробела возможно только на законодательном уровне.


В связи с этим вопросом особую актуальность приобрели исследования, направленные на теоретическое обоснование разграничения интерпретационной и правотворческой де­ятельности судов. Разъяснения судов могут иметь характер толкования и конкретизации правовых норм. В качестве отли­чительной черты толкования А. В. Мадьярова определяет его пределы, под которыми она понимает «последнее значение, утверждение, которое мы с однозначностью (логической не­обходимостью) можем вывести из существующей системы норм».

Очевидно, что разрешение проблемы разграничения ин­терпретационной и правотворческой деятельности судов не­возможно без определения содержания и пределов судебного толкования и судебного правотворчества путем законодатель­ного урегулирования компетенции судов в этой сфере.

Согласимся с мнением А. В. Мадьяровой о том, что суды в правоприменительной деятельности связаны системой су­ществующих норм, что предполагает комплексный анализ и оценку подлежащих применению в рассматриваемом деле правовых норм. При рассмотрении конкретных дел суды должны давать абстрактное толкование применяемых норм права, а при их отсутствии — исходить из аналогии закона и аналогии права (ст. 6 ГК РФ, ст. 1 ГПК РФ, ст. 13 АПК РФ), если такая возможность установлена законом. Применение аналогии закона или аналогии права не может рассматри­ваться как присвоение судами нормотворческих правомочий, но это один из приемов судебного разъяснения и конкрети­зации норм.


В то же время пределы судебного толкования необходимо ограничить исходя из того, что при выявлении пробелов в за­конодательстве, которые не могут быть восполнены путем ис­пользования судами предоставленных законом возможностей, они могут восполняться только законодательным органом.

Неразрывно связана с вопросом пределов судебного толко­вания проблема определения роли и значения правовых по­зиций, сформированных высшими судами при рассмотрении дел в порядке надзора, а также разъяснений и рекомендаций высших судов по применению правовых норм.

В отдельных современных исследованиях отмечается тен­денция к признанию правотворческого значения за постанов­лениями Пленумов ВАС РФ и ВС РФ, за информационными письмами ВАС РФ и постановлениями Президиума ВАС РФ.

Такой подход представляется спорным. Для определения роли вышеуказанных актов необходимо установить их цель и значение.


В качестве цели информационных писем М. В. Кучин пред­лагает «на примерах судебной практики указать на ошибки, допускаемые судами при разрешении споров, и показать пра­вильный выход при разрешении подобного спора, который может возникнуть в будущем; информационные письма тоже обладают определенной юридической силой и предназначены не только для ознакомления с ними судов, но и для использо­вания в качестве руководства при разрешении аналогичных дел». Соглашаясь в целом с таким определением цели и зна­чения разъяснений высшего суда по экономическим спорам, отметим, что из этого не следует, что эти разъяснения приоб­ретают характер акта судебного правотворчества.

Полномочие ВАС РФ давать разъяснения по вопросам су­дебной практики было закреплено в ст. 127 Конституции РФ, п. 5 ст. 23 Федерального конституционного закона от 31.12.1996 № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» (да­лее — ФКЗ о судебной системе РФ)11, статьях 9, 10 ФКЗ «Об ар­битражных судах в Российской Федерации». Мнение о том, что «наиболее важные проблемы судебной практики, требу­ющие всестороннего обсуждения, выносятся на рассмотре­ние Пленума, а вопросы, для решения которых необходима оперативность, рассматривает Президиум», представляется спорным, поскольку важность проблем судебной практики как критерий носит характер субъективной оценки, а необхо­димость оперативного разрешения вопроса может привести к злоупотреблению правом и превышению полномочий субъ­ектом судебного правотворчества.


По мнению автора, разъяснения и рекомендации по во­просам судебной практики являются результатом интер­претационной деятельности судов. Так, в рамках интерпре­тационной деятельности осуществляется информирование нижестоящих судов о результатах рассмотрения вопросов судебной практики. Например, ВАС РФ осуществлял инфор­мирование нижестоящих судов в форме информационных писем. Хотя законодательством не установлена их обязатель­ность для арбитражных судов и они носят рекомендательный характер, нельзя не признать, что в силу авторитета ВАС РФ обязательность их применения не ставилась под сомнение нижестоящими судами. При этом прямое указание ВАС РФ на рекомендательный характер разъяснений исключало отнесение информационных писем к актам судебного право­творчества. Представляется, придание рекомендательного характера разъяснениям объясняется тем, что рекомендации вырабатывались по общим вопросам, а при применении этих рекомендаций нижестоящие суды должны были учи­тывать особенности конкретных ситуаций и, учитывая их, определять возможность следования данным рекомендаци­ям (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 21.12.2011 по делу № А28-2528/2009, Постановление ФАС Западно­Сибирского округа от 05.02.2014 по делу № А70-6209/2013, Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 14.08.2013 по делу № А41-57852/12 и др.). Правиль­ность такого понимания подтверждает тот факт, что в случае формирования правовой позиции Президиумом ВАС РФ рекомендации, изложенные в информационных письмах, не подлежали применению (напр. Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 25.02.2014 № 1б4 «О неприменении отдельных положений информационных писем Президиума ВАС РФ»).

Арбитражные суды, оценивая информационные письма Президиума ВАС РФ как обзоры судебных прецедентов, одно­временно указывали, что «АПК РФ и иными нормативными правовыми актами не предусмотрена возможность ссылки на судебные прецеденты как на основание принятия судеб­ных актов» (Постановления ФАС Восточно-Сибирского окру­га от 10.01.2008 № А33-10076/07-Ф02-9489/07 по делу № А33- 10076/07, от 22.08.2011 по делу № А19-1677/10).





   

Юридические статьи

Адвокатура
Адвокатура и нотариат
Адвокатская деятельность и адвокатура
Авторское право
Антикоррупционное право
Антимонопольное право
Актуальный вопрос
Аграрное право
Арбитражный процесс
Агентство правовой информации «человек и закон»
Бизнес и право
Безопасность и право
Бюджетное право
Гражданский процесс
Гуманитарные права
Гражданское общество
Гражданско-процессуальное право
Государство и политические партии
Договорное право
Дискуссионный клуб
Евразийская интеграция
Евразийская адвокатура
Евразийская безопасность
Евразийская толерантность
Евразийское сравнительное право
Евразийская геополитика и международное право
Европейское право
Корпоративное право
Конституционное и муниципальное право
Криминалистика
Криминология
Криминалистика и оперативно-розыскная деятельность
Конституционное право
Муниципальное право
Миграционное право
Международное экономическое право
Международное экологическое право
Мусульманское право
Мнение нашего эксперта
Международное инвестиционное право
Международная практика
Международное морское право
Международное публичное право
Международное частное право
Право стран СНГ
Право ЕС
Право зарубежных государств
Право Европейского Союза
Право зарубежных государств
Международное гуманитарное право
Национальная безопасность
Общие права человека
Образовательное право
Обычное право
Профессиональная защита
Права детей
Правовая реформа
Психология и право
Проблемы юридического образования
Права человека
Право и образование
Прокурорский надзор
Правоохранительные органы
Право и безопасность
Приглашение к дискуссии
Право народов
Педагогика и право
Право интеллектуальной собственности
Парламентское право
Право и политика
Предпринимательское право
Природоресурсное право
Рецензии
Религия и право
Страницы истории
Слово молодым ученым юристам-международникам
Социология и право
Судебная экспертиза
Судопроизводство
Социальные права
Судоустройство
Сравнительное право
Инновационное право
Информационное право
История государства и права
История права
Избирательное право
Исполнительное производство
Интерэкоправо
Уголовный процесс
Уголовное право и криминология
Уголовно-процессуальное право
Уголовный процесс и криминалистика
Уголовно-исполнительное правоотношение
Уголовно-исполнительное право
Уголовное судопроизводство
Теория прав человека
Теория и история государства и права
Таможенное право
Теория права и государства
Теория
Трибуна молодого ученого
Философия права
Федеративные отношения
Экологическое право
Юридическая наука
Юридические конференции
Юридическая практика
Ювенальная юстиция
Юридическое образование
Юридическая этика
Ювенальное право

Самое читаемое


Генеральный партнер

 


12.00.00 Юридические науки

08.00.00 Экономические науки

09.00.00 Философские науки