Евразийский юридический портал

Бесплатная юридическая консультация онлайн, помощь юриста и услуги адвоката

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Передача полномочий единоличного исполнительного органа по доверенности: есть ли предел?

 

Передача полномочий единоличного исполнительного органа по доверенности: есть ли предел?


В настоящее время в практике российских компаний по передаче полномочий единоличного исполнительного ор­гана (далее - ЕИО) по доверенности наблюдается довольно серьезный разброд. Виной тому не только и не столько недо­статочная регламентация данного вопроса законодательством, сколько неосведомленность многих юристов. Для примера возьмем реальный случай, когда полномочия ЕИО трех ком­паний были в полном объеме переданы физическому лицу, в каждой из компаний имевшему должность исполнительного директора. Для этого было оформлено три доверенности, вы­данные генеральными директорами указанных юридических лиц. Помимо того, что фактически получилась группа лиц, с единым центром управления, возникла еще одна серьезная проблема. Дублирование полномочий породило два едино­личных исполнительных органа в каждой компании, что, ко­нечно, находится в существенном противоречии с нормами действующего корпоративного законодательства. Вопрос о пе­редаче полномочий ЕИО на время отсутствия лица, выполня­ющего его функции, исследован довольно подробно. В данной статье мы рассмотрим несколько иную ситуацию - передача полномочий ЕИО другому лицу по доверенности при усло­вии продолжения деятельности самого ЕИО. Постараемся вы­яснить, какие ограничения подобной передачи существуют в законодательстве, если таковые вообще имеются.

Статья 185 Гражданского Кодекса РФ (далее - ГК РФ) ука­зывает на то, что доверенностью признается письменное упол­номочие, выдаваемое одним лицом другому лицу или дру­гим лицам для представительства перед третьими лицами. То есть, по общему правилу, доверенность может оформлять передачу любого полномочия доверителя. Никаких ограниче­ний и запретов по этому поводу ГК РФ не содержит.


В силу п. 3 ст. 40 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее - Закон № 14-ФЗ) единоличный исполнительный орган общества без доверенности действует от имени общества, в том числе представляет его интересы и совершает сделки; выдает доверенности на право представительства от имени общества, в том числе доверенности с правом передоверия; издает при­казы о назначении на должности работников общества, об их переводе и увольнении, применяет меры поощрения и нала­гает дисциплинарные взыскания; осуществляет иные полно­мочия, не отнесенные Законом № 14-ФЗ или уставом общества к компетенции общего собрания участников общества, совета директоров (наблюдательного совета) общества и коллегиаль­ного исполнительного органа общества.

Согласно п. 4 ст. 40 Закона № 14-ФЗ порядок деятельно­сти и принятия решений единоличным исполнительным ор­ганом общества устанавливается уставом. Из этого следует, что сама передача полномочий по доверенности, в том числе и круг полномочий, которые могут быть переданы, должны быть предусмотрены в Уставе. Иначе подобное делегирование не будет иметь под собой юридических оснований. Устав, как основной и единственный учредительный документ хозяй­ственных обществ, утверждается его участниками. Личность, исполняющая обязанности ЕИО, также утверждается участ­никами. Предполагается, что они наделяют строго ограничен­ным кругом полномочий конкретное лицо. Поэтому, Устав должен фиксировать и перечень полномочий, которые могут передаваться другому, фактически неизвестному участникам, лицу по усмотрению единоличного исполнительного органа.


В целом, все полномочия ЕИО можно разделить на две большие группы:

1)   внешние - связанные с участием юридического лица в отношениях с третьими лицами:

а)  государством (в основном, регулятивные)

б)  хозяйствующими субъектами (отношения равноправ­ных субъектов);

2)   внутренние (в основном, трудовые отношения).


Начнем с трудовых правоотношений. Трудовой кодекс, как и гражданский, не содержит ограничений на передачу полно­мочий руководителя организации (в нашем случае, ЕИО) тре­тьему лицу. Таким образом, ЕИО может передать такое полно­мочие субъекту, даже не состоящему в трудовых отношениях с организацией. Именно это третье лицо от имени организации будет подписывать трудовой договор. Однако, остается не до конца понятным, уполномочено ли это лицо подписать при­каз о приеме на работу (унифицированная форма Т-1). Ведь для этого придется менять графу «руководитель организации» на, например, «лицо, действующее по доверенности». По мнению Роструда, после вступления в силу Закона № 402-ФЗ, то есть с 1 января 2013 г., негосударственные организации вправе исполь­зовать формы первичных учетных документов, разработанные ими самостоятельно (Письма от 9 января 2013 г. № 2-ТЗ, 23 ян­варя 2013 г. № ПГ/10659-6-1, от 14 февраля 2013 г. № ПГ/1487- 6-1). Так что, по формальным признакам к такой подписи сейчас вряд ли можно придраться. Конечно, проще передать соответствующие полномочия штатному сотруднику, офор­мив соответствующую доверенность. Помимо этого, подобные полномочия должны быть закреплены и в трудовом договоре с таким сотрудником. Ответственность за все приказы перед ра­ботниками при этом по-прежнему будет нести ЕИО. Вряд-ли можно будет применить новые положения ГК РФ о последу­ющем одобрении сделки, так как трудовой договор сделкой в гражданско-правовом смысле не является. Это положение под­тверждается судебной практикой (Постановление ФАС МО от 21 апреля 2003 г. по делу № КГ-А40/2129-03, Определение ВС РФ от 14 ноября 2008 г. № 5-В08-84).


Второй важный вопрос: подписание бухгалтерской от­четности. Сама возможность передачи полномочий по этому вопросу вызывает немало споров. Дело в том, что ч. 8 ст. 13 Федерального закона от 06 декабря 2011 г. № 402-ФЗ «О бухгал­терском учете» гласит: бухгалтерская (финансовая) отчетность считается составленной после подписания ее экземпляра на бумажном носителе руководителем экономического субъекта. Возникает вопрос: обязан ли руководитель подписывать отчетность лично, или полномочие можно делегировать дру­гому лицу? В судебной практике обоснованной точки зрения по данному вопросу не представлено. На наш взгляд, узкое толкование нормы в данном случае просто нецелесообразно. Если толковать норму таким образом, то остается открытым вопрос, кто будет подписывать отчетность, если руководитель физически отсутствует на месте (командировка, болезнь, от­пуск и т.д.). А прямого запрета закон не содержит. Необходи­мо помнить, что ответственность за достоверность отчетности по-прежнему будет нести ЕИО.

Заметим, что Налоговый кодекс (ст. 27-29) указывает на фигуры законного представителя налогоплательщика и упол­номоченного представителя налогоплательщика. Законные представители налогоплательщика-организации - это лица, уполномоченные представлять указанную организацию на основании закона или ее учредительных документов (то есть, ЕИО). Уполномоченным представителем налогоплательщи­ка признается физическое или юридическое лицо, уполно­моченное налогоплательщиком (физическим лицом и (или) организацией) представлять его интересы в отношениях с на­логовыми органами (таможенными органами, органами го­сударственных внебюджетных фондов), иными участниками отношений, регулируемых законодательством о налогах и сбо­рах. Уполномоченные представители действуют на основании доверенности. Статусы этих двух представителей несколько различаются.

Организация, которая участвует в отношениях, регулиру­емых законодательством о налогах и сборах, посредством свое­го законного представителя несет ответственность за действия (бездействие) своего законного представителя в связи с участи­ем такой организации в отношениях как за свои собственные. Действия законных представителей признаются действиями самой организации, когда они возникли именно в связи с ее участием в налоговых правоотношениях, то есть только для целей налогообложения. Вместе с тем, в соответствии с п. 3 ст. 53 Гражданского кодекса РФ, лицо, которое в силу закона или учредительных документов юридического лица выступает от его имени, должно действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно. На уполно­моченного представителя требования ст. 53 ГК РФ не распространяются.

Еще один важный вопрос - возможна ли передача полно­мочий по распоряжению банковским счетом по доверенности третьему лицу? Согласно п. 1 ст. 847 ГК РФ права лиц, выпол­няющих от имени клиента распоряжения о перечислении и выдаче средств со счета, удостоверяются клиентом путем представления банку документов, предусмотренных законом, установленными в соответствии с ним банковскими правила­ми и договором банковского счета. То есть третье лицо может распорядиться банковским счетом, при условии предостав­ления банку соответствующих документов, каким в нашем случае будет являться доверенность. При этом нужно учиты­вать, что образец подписи этого третьего лица должен содер­жаться в банковской карточке подписей (временной или по­стоянной). В соответствии с п. 7.5 Инструкции ЦБ РФ № 28-И право первой подписи может принадлежать иным (кроме единоличного исполнительного органа) лицам, наделенным правом первой подписи распорядительным актом руководи­теля юридического лица либо доверенностью, выдаваемой в порядке, установленном законодательством РФ. Следователь­но, основанием для распоряжения банковским счетом будет доверенность, а банковская карточка является лишь техниче­ским документом, подтверждающим достоверность подписи уполномоченного лица.


Мы рассмотрели основные спорные вопросы, возника­ющие при передаче полномочий ЕИО по доверенности. Не­обходимо признать, что делегирование любых полномочий ЕИО третьему лицу по доверенности возможно при условии закрепления соответствующих положений в Уставе. Остает­ся вопрос, можно ли передать вообще все полномочия ЕИО третьему лицу? Именно от такого примера мы оттолкнулись в самом начале. Де-факто при полной передаче всех полномо­чий в компании возникает два ЕИО. Отсюда вопрос: насколь­ко законно дублирование ЕИО? Заметим, что ФЗ «Об ООО» и ФЗ «Об АО» не содержат конкретных ограничений количества ЕИО в одном хозяйственном обществе. Но и самого словосо­четания «единоличные органы» в законах тоже не встречается. Вы можете удивиться, но в обществах действительно могут су­ществовать два ЕИО. ФНС включает соответствующие данные в ЕГРЮЛ. Естественно, это порождает корпоративный кон­фликт, после чего уже судам приходится разбираться в этой ситуации. Например, ФАС СЗО указал, что наличие в обще­стве корпоративного конфликта, затрудняет определение лица, наделенного полномочиями единоличного исполни­тельного органа (Постановление ФАС СЗО от 29 ноября 2010 г. по делу № А56-36126/2009).

Не до конца понятно, чем руководствуется ФНС, внося та­кие сведения в ЕГРЮЛ. Даже несмотря на то, что оба закона не содержат прямых запретов на формирование двух единолич­ных органов, это все равно противоречит принципу остаточно­го формирования компетенции ЕИО. Иначе говоря, каждому нижестоящему органу передаются те полномочия, которые не отошли предыдущему. А сам перечень таких органов является закрытым. Это действительно логично, вряд ли Вы слышали о корабле с двумя капитанами на борту.

В заключение можно сказать, что передавать отдельные полномочия ЕИО законом не запрещено, но вот передать пол­ный объем полномочий одному лицу не представляется воз­можным, так как это противоречит и логике, и закону.

Статья опубликована в Евразийском юридическом журнале № 3 (70) 2014


   

Генеральный партнер

 


12.00.00 Юридические науки

08.00.00 Экономические науки

09.00.00 Философские науки