Евразийский юридический портал

Бесплатная юридическая консультация онлайн, помощь юриста и услуги адвоката

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Актуальные предпосылки возобновления дискуссии о понятии и признаках семьи как правового института

ИЛЬИНА Ольга Юрьевна
доктор юридических наук, профессор, заведующая кафедрой гражданского права Тверского государственного университета.
Автор раскрывает содержание понятия семьи как семейно-правовой категории, анализирует признаки семьи как межотраслевого понятия, пред­ставляет краткий обзор существующих в науке семейного права мнений по вопросу о понятии семьи. В статье обозначена актуальность заявленной проблематики, что обусловлено усилением в российском законодательстве тенденции к формированию новых институтов, в наименовании которых со­держится понятие семьи.

Определение предмета семейного права, сферы семейных отношений, правовая регламентация кото­рой объективно необходима и возможна, относится к числу теоретических проблем, сохраняющих свою актуальность независимо от смены государственного строя, изменения социально-экономических условий.

Традиционно институт семьи являлся предметом исследования гуманитарных наук. При этом во главу угла ставились аспекты философского, морально­нравственного, социально-педагогического плана.

Возрастание в настоящее время роли семьи в воспитании подрастающего поколения, её престижа как института гражданского общества всё более под­тверждает потребность в государственном регулиро­вании отношений между членами семьи, что, в свою очередь, обуславливает существование правового подхода к познанию семьи.

В рамках каждой научной дисциплины существу­ют определённые традиционные подходы или, как пишет В.Н.Герасимов, «ракурсы обзора»1 изучаемого явления. Применительно к институту семьи они мог­ли бы составить предмет самостоятельного научного исследования.

«Философское понимание категории «семья» имеет давнюю историю, уходящую своими корнями в античность. Ещё со времен господства римского до- мовладыки как оплота кровнородственных уз, семья представляла собой субстанцию, соединяющую в себе частное и публичное начало».  Извечный спор

соотношении этих начал на различных этапах исто­рического развития решался по-разному.

Особую роль в формировании понятия семьи сыграла немецкая школа, представителями которой впервые была предпринята попытка научного обо­снования взаимосвязи семьи, брака и государства.

В частности, И.Кант рассматривал соотношение указанных институтов в аспекте философии права. Исходя из концепции «чистого разума», Кант ото­ждествлял семью и брак, причём брак рассматривал­ся как единственно допустимая форма существования семьи. Признавая договорную природу брачных отно­шений, в качестве средств регуляции этих отношений Кант называл нравственность и право, причём пред­почтение отдавалось последнему. Однако связь семьи с другими сферами общественной жизни Кант огра­ничивал сферой контроля со стороны государства за природно-естественными отношениями супругов.

Согласно концепции Гегеля, семья - это «есте­ственная нравственная общественность», первая сту­пень нравственности в триадическом пути нравствен­ной объективации: от семьи к гражданскому обществу и к государству. Государство - высшее единство всех элементов, семья же - его первичный базис.

 

Фактически немецкие философы впервые обо­сновали неразрывную взаимосвязь семьи, общества и государства, где семья является основой общества, признаваемой, охраняемой и регламентируемой правовыми установлениями государства. На более позднем витке развития философской мысли этот тезис был развит классиками марксизма, которые подчеркнули, что «существование семьи неизбежно обусловлено её связью со способом производства», т. е. с общественно-экономической формацией.

Последующее развитие социологии, психоло­гии, педагогики не ставило своей целью утвердить этот тезис, поскольку в рамках каждой из названных дисциплин семья являлась объектом исследования с точки зрения её функционального предназначения. Вместе с тем обозначаемое этими науками функци­ональное предназначение семьи оказывается столь значимым, что совершенно очевидной становится необходимость государственного регулирования от­ношений, возникающих из самого факта существова­ния данного института.

Различное толкование семьи, отношений между членами семьи основано на том факте, что в каждой науке различен объект исследования. Понятие «се­мья» превратилось, как выразился американский ученый Д.Попеное, в понятие-«губку» с множеством значений. Его можно применить к двум друзьям, жи­вущим вместе; к людям, работающим в офисе; к мест­ной мафиозной группе и к семье корпорации, семье людей, работающих в системе органов государствен­ной власти.

В демографическом словаре содержится ука­зание Госкомитета России применять при перепи­си населения рекомендации ООН и считать семьей группу совместно проживающих лиц, объединенных родством и общим бюджетом.

Социология, философия, демография рассма­тривают семью с позиции взаимодействия ее с други­ми социальными институтами, сквозь призму функ­ций семьи в обществе и т. п. Социолог А.Г.Харчев, давая определение семьи, выделяет шесть её призна­ков: это маленькая группа людей; основное назначе­ние семьи - воспроизведение человека; связанность её членов родственными и супружескими отноше­ниями; совместный быт; историческая изменчивость форм её организма; взаимная моральная ответствен­ность.

Правовые науки склонны интерпретировать се­мью как союз лиц, обладающих определенными пра­вами и обязанностями, возникающими на основании особых юридических фактов, хотя даже в рамках юриспруденции можно наблюдать неоднородность взглядов на понятие семьи. Это обусловлено тем, что те или иные ученые по-разному объясняют сущность указанного явления.

Существует также предложение применять в научных исследованиях определение семьи, «общее для всех отраслей знаний, с помощью социологи­ческих и юридических признаков». По мнению Р.П.Мананковой, такое определение должно выгля­деть следующим образом: «семья - это малая со­циальная группа (объединение, союз лиц), основан­ная на браке, родстве, усыновлении и иных формах принятия детей в семью на воспитание, связанная общностью жизни, а также семейными правами и обязанностями». Не касаясь всех аспектов дискус­сии о социальной и правовой природе отношений между членами семьи, остановимся лишь на некото­рых наиболее важных моментах.

Согласимся с О.Ю.Косовой: каждому человеку хорошо известно слово «семья», и, на первый взгляд, смысл его понятен всем. В сознании подавляющего большинства людей оно ассоциируется с принад­лежностью к определенному кругу близких по род­ству лиц, общностью повседневной жизни в рамках этого круга, сопричастностью членов семьи радостям и заботам друг друга. Семья - это важнейшая форма организации жизни людей, основанная на взаимных чувствах привязанности и доверия.

Вне всякого сомнения, личные взаимоотноше­ния между членами семьи являются основой системы всех семейных отношений. Любовь, доверие, уваже­ние, чувства определяют как содержание отношений между членами семьи (и имущественных тоже), так и структуру данных отношений (например, появление в составе семьи нового члена - супруга явилось резуль­татом проявления чувств одного из членов семьи).

Почти сто лет назад известный русский правовед А.И.Загоровский, обозначая критерии самостоятель­ности семейного права, характеризовал семейные отношения следующим образом: «основа правоотно­шений семейных - потребности физической приро­ды и нравственного чувства», «семейные отношения порождают семейные права, ставящие в определен­ную личную зависимость одного члена семейного со­юза от другого, и создают определенное юридическое положение (status) для этих членов»; «в отношениях семейных мера и счет прав затруднительны в силу особых свойств этих отношений, больше моральных, чем юридических».

 

В советский период развития отечественного се­мейного права В.А.Рясенцев предлагал применять в исследованиях общее (социологическое) и специаль­ное (юридическое) понятие семьи. Первое определя­лось им как «союз лиц, основанный на браке, родстве (или только родстве), принятии детей на воспита­ние, характеризующийся общностью жизни, инте­ресов, взаимной заботой». «Семья в юридическом смысле, - писал В.А.Рясенцев, - это круг лиц, связан­ных правами и обязанностями, вытекающими из бра­ка, родства, усыновления или иной формы принятия детей на воспитание и призванными способствовать укреплению и развитию семейных отношений на принципах коммунистической морали».

В современной юридической науке существуют и другие взгляды на рассматриваемую проблему. Так, О.Ю.Косова высказывает мысль, что термин «семья» может употребляться только в социологическом аспекте. Понятие «член семьи», используемое в раз­личных отраслях права, как полагает О.Ю.Косова, но­сит в известной степени условный характер, так как является преломлением социологического понима­ния семьи под углом специфики отдельных отраслей права и стоящих перед ними задач.

Обобщив мнения представителей современной науки семейного права относительно определения понятия семьи, И.Ф.Александров приходит к выводу, что «семья - это союз лиц, связанных между собой взаимными личными и имущественными правами и обязанностями, основанными на браке, рождении и воспитании потомства, родстве, принятии детей в се­мью на воспитание, общности жизни, ведении общего хозяйства, моральной и материальной поддержке».

Продолжая исследование понятия «семья», от­метим, что большинство ученых придерживается мнения о невозможности и нецелесообразности ле­гального определения данного понятия. Можно от­метить мнение А.П.Сергеева, считающего, что закре­пление легального определения семьи может повлечь больше негативных последствий, чем преимуществ. При этом автор выдвигает следующие аргументы. Во-первых, законное определение семьи неадекватно отражало бы такое многообразное социальное явле­ние, как семья. Во-вторых, вполне оправдан различ­ный подход к понятию семья в отдельных отраслях и правовых институтах в зависимости от стоящих перед ними задач. Тем более что «семья не рассматривается законодательством в качестве самостоятельного субъ­екта права».

А.П.Сергеев полагает, что «законодатель не толь­ко не стремится к тому, чтобы раскрыть понятие семьи, но и сознательно пытается уйти от излишней форма­лизации данного понятия. Его наполнение конкрет­ным содержанием зависит от множества факторов, которые настолько индивидуальны, что всякий фор­мальный подход к семье неизбежно вступил бы в про­тиворечие с реальными жизненными ситуациями».

Следует отметить, что значимость определённых явлений общественной жизни может меняться, а это, в свою очередь, ведёт к разрыву между складываю­щимися общественными интересами и их отражени­ем в праве. На основании этого считаем возможным определять предмет семейного права как категорию, постоянно эволюционирующую.

Расширение круга общественных отношений, подвергающихся правовому регулированию, в том числе и в сфере семейных отношений, влечет за со­бой не только изменение предмета семейного права.

На наш взгляд, подобные изменения также сви­детельствуют о расширении перечня признаков, ха­рактеризующих отношения между лицами как се­мейные. Таким образом, возникают объективные предпосылки формирования нового понимания по­нятия семьи как семейно-правовой категории.

Речь идёт о том, что право вынуждено вторгаться в такие социальные сферы, которые прежде счита­лись неправовыми. Ярким примером могут служить репродуктивные права. Громкие дискуссии вокруг темы суррогатного материнства и искусственного оплодотворения заставляют законодателей выби­рать, какой метод применить: дозволения или запре­та, или, может быть, сочетание того и другого.

Следуя структуре предмета семейного права, определенного в ст. 2 СК РФ, законодатель относит эти отношения к иным семейным правоотношени­ям: отношения между иными лицами регулируются семейным законодательством лишь в случаях и пре­делах, им предусмотренных.

Сопоставляя семейные отношения, в которых участвует суррогатная мать и выношенный ею ре­бенок, с отношениями так называемого кровного родительства, мы приходим к интересному выводу. Оказывается, в данном случае законом признается существование семьи, но она не обладает классиче­ским признаком - нет кровного родства между ре­бенком и матерью. Удостоверение происхождения ребенка происходит в обычном порядке, в частности, запись о матери делается на основании документа, выданного медицинским учреждением, где прохо­дили роды. Таким образом, не требуется соблюдение какой-либо особой процедуры для записи суррогат­ной матери в качестве матери выношенного ею ре­бенка.

Предупреждая возражения оппонентов, приве­дем в качестве примера отношения между усынови­телем и усыновленным, ведь они тоже не всегда яв­ляются кровными родственниками, но при этом их союз имеет статус семьи. Однако отсутствие кровного родства в такой ситуации «компенсируется» особым правовым режимом создания семьи - усыновление определяется законом как форма устройства ребен­ка, непосредственно семейные отношения возникают на основании решения суда.

Сопоставление вышеуказанных примеров позво­ляет утверждать, что семья как семейно-правовое по­нятие - это союз, который может объединять лиц, не являющихся родственниками, и при отсутствии специального решения о передаче ребенка в семью.

В настоящее время существенно обновилось фе­деральное законодательство в части регулирования отношений по семейному устройству детей, остав­шихся без попечения родителей.

В числе других нововведений необходимо от­метить положения ст. 155.2 СК РФ, в соответствии с которыми организации для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, вправе осу­ществлять временную передачу детей в семьи граж­дан, постоянно проживающих на территории РФ.

На первый взгляд, данная норма свидетельствует о внедрении в практику еще одной формы семейно­го устройства или воспитания ребенка. Однако ана­лиз положений ст. 155.2 СК РФ и Правил временной передачи детей, находящихся в организациях для детей-сирот, и детей, оставшихся без попечения ро­дителей, в семьи граждан, постоянно проживающих на территории Российской Федерации, дает основа­ния говорить об отсутствии правовой определенно­сти при наименовании сферы отношений.

Так, п. 2 и 3 указанных правил предусматривают, что временная передача детей в семьи граждан не является формой устройства ребенка в семью и осу­ществляется в интересах детей в целях обеспечения их воспитания и гармоничного развития. Особо под­черкивается, что временная передача детей в семьи граждан не прекращает прав и обязанностей соответ­ствующей организации по содержанию, воспитанию и образованию детей, а также защите их прав и за­конных интересов.

Совершенно непонятным остается статус семьи, в которую передается ребенок. Буквальное толкова­ние содержания ст. 155.2 СК РФ и названия Правил позволяет предположить, что речь идет именно о се­мье, а не о гражданине, который проживает один. С другой стороны, отсутствие легального определения семьи не исключает наделения соответствующими признаками как союза супругов, так и семьи, состоя­щей из одного родителя и ребенка (детей), либо се­мьи, членами которой являются мужчина и женщи­на, не состоящие в браке и воспитывающие общего ребенка.

Значит ли это, что в порядке ст. 155.2 СК РФ ре­бенок может быть временно передан как супругам (имеющим или не имеющим детей), так и мужчине либо женщине, воспитывающей и проживающей со своим ребенком (своими детьми)? Полагаем, что любой из названных вариантов является вполне при­емлемым.

Однако субъектом соответствующих правоотно­шений выступает гражданин, желающий взять ре­бенка временно в свою семью, что порождает еще большее непонимание сущности возникающих от­ношений (п. 10.21 и др.). Это один из супругов, ба­бушка или дедушка и т. п.? Кто именно из членов семьи обращается с заявлением в орган опеки и по­печительства, в организацию, где находится ребенок? Непонятно также, кто из членов семьи должен соот­ветствовать требованиям, указанным в п. 9 Правил временной передачи детей: тот, кто подает заявле­ние, или все?

Семейное законодательство исходит из необхо­димости укрепления семьи, приоритета семейного воспитания детей (ст. 1 СК РФ), в связи с этим слово «семья» используется в наименовании большинства форм устройства детей, оставшихся без попечения родителей («приемная семья», «патронатная семья» и др.). Такой подход законодателя к формированию понятийного аппарата в данной сфере вполне обо­снован и соответствует основным направлениям госу­дарственной семейной политики.

Однако нельзя, на наш взгляд, оставлять без вни­мания категориальный инструментарий семейного права. Семья как семейно-правовая категория пред­полагает наличие дефиниции, при определении ко­торой учитываются все признаки семейного союза, однако правовое значение имеют лишь некоторые из них.

Заметим, что отношения, в нормативном наи­меновании которых есть слово «семья», могут иметь заранее установленный период существования. В частности, в договоре о приемной семье указывается срок действия договора, следовательно, и срок суще­ствования приемной семьи. Срок также указывается при заключении договора об осуществлении опеки и попечительства.

При использовании понятия «семья» в норма­тивно-правовых актах необходимо исходить именно из правовых признаков семьи. Традиционно в науке семейного права семья определялась как союз лиц, который возник на основании особых юридических фактов, перечень которых предполагался исчерпыва­ющим. На наш взгляд, в настоящее время сложилась следующая тенденция в определении понятия семьи как семейно-правовой категории - союз лиц, кото­рые обладают семейными правами и обязанностя­ми, может сложиться в силу различных оснований, вследствие чего иметь неопределенный или заранее определенный период существования.

 

Сложность состоит еще и в том, что закон не ис­ключает существования сложных конструкций отно­шений в семейно-правовой сфере, что не позволяет однозначно определить семью как союз лиц, обла­дающий определенными признаками. В частности, ребенок может быть передан в приемную семью на воспитание, но при этом его родители (один из них) не лишены родительских прав. О какой семье в дан­ном случае идет речь? Очевидно, как минимум о двух семьях, одна из которых основана на происхождении ребенка от родителей и удостоверении этого факта в установленном законом порядке, в то время как дру­гая семья (приемная) создана на основании договора. Однако ребенок одновременно выступает участни­ком правоотношений и с кровными, и с приемными родителями.

Представляется, вообще нельзя говорить о по­нятии семьи в семейном праве и семейном законо­дательстве. По нашему мнению, есть все основания для утверждения, что семья в юриспруденции - это фикция, интересы которой обеспечиваются частно­правовыми и публично-правовыми средствами. Обе­спечение частных интересов отдельных членов семьи возможно только при условии обеспечения интере­сов семьи в целом, государства и общества, т. е. инте­ресов публичного содержания. Иначе говоря, имен­но потому, что конкретное физическое лицо имеет определённый семейно-правовой статус (приемный родитель или патронатный воспитатель, гражданин, в семью которого ребенок передан на воспитание, и др.), оно получает гарантии охраны и защиты своих соответствующих прав и интересов.

Статья опубликована в Евразийском юридическом журнале № 11 (18) 2009



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:




   

Вопрос юристу

Юридические статьи

Адвокатура
Адвокатская деятельность и адвокатура
Авторское право
Антикоррупционное право
Антимонопольное право
Актуальный вопрос
Аграрное право
Арбитражный процесс
Агентство правовой информации «человек и закон»
Бизнес и право
Безопасность и право
Бюджетное право
Гражданский процесс
Гуманитарные права
Гражданское общество
Гражданско-процессуальное право
Государство и политические партии
Договорное право
Дискуссионный клуб
Евразийская интеграция
Евразийская адвокатура
Евразийская безопасность
Евразийская толерантность
Евразийское сравнительное право
Евразийская геополитика и международное право
Европейское право
Корпоративное право
Конституционное и муниципальное право
Криминалистика
Криминология
Криминалистика и оперативно-розыскная деятельность
Конституционное право
Муниципальное право
Миграционное право
Международное экономическое право
Международное экологическое право
Мусульманское право
Мнение нашего эксперта
Международное инвестиционное право
Международная практика
Международное морское право
Международное публичное право
Международное частное право
Право стран СНГ
Право ЕС
Право зарубежных государств
Право Европейского Союза
Право зарубежных государств
Международное гуманитарное право
Национальная безопасность
Общие права человека
Образовательное право
Обычное право
Профессиональная защита
Права детей
Правовая реформа
Психология и право
Проблемы юридического образования
Права человека
Право и образование
Прокурорский надзор
Правоохранительные органы
Право и безопасность
Приглашение к дискуссии
Право народов
Педагогика и право
Право интеллектуальной собственности
Парламентское право
Право и политика
Предпринимательское право
Природоресурсное право
Рецензии
Религия и право
Страницы истории
Слово молодым ученым юристам-международникам
Социология и право
Судебная экспертиза
Судопроизводство
Социальные права
Судоустройство
Сравнительное право
Инновационное право
Информационное право
История государства и права
История права
Избирательное право
Исполнительное производство
Интерэкоправо
Уголовный процесс
Уголовное право и криминология
Уголовно-процессуальное право
Уголовный процесс и криминалистика
Уголовно-исполнительное правоотношение
Уголовно-исполнительное право
Уголовное судопроизводство
Теория прав человека
Теория и история государства и права
Таможенное право
Теория права и государства
Теория
Трибуна молодого ученого
Философия права
Федеративные отношения
Экологическое право
Юридическая наука
Юридические конференции
Юридическая практика
Ювенальная юстиция
Юридическое образование
Юридическая этика
Ювенальное право

Самое читаемое


Поиск на сайте

Пользовательского поиска

Генеральный партнер

 


12.00.00 Юридические науки

08.00.00 Экономические науки

09.00.00 Философские науки

Баннер
Баннер

Пресс-релизы

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер