Евразийский юридический портал

Бесплатная юридическая консультация онлайн, помощь юриста и услуги адвоката

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Контрольная сущность финансового мониторинга

Несмотря на то, что такое правовое и экономическое явление как финансовый мониторинг в российском государстве появилось сравнительно недавно, определение его места в системе отраслей права представляется немаловажной задачей. В настоящее время отсутствуют научные исследования, определяющие место финансового мониторинга в российской правовой системе, за исключением отдельных отсылок на нормы различных отраслей права. Так, В.И.Михайлов отмечает, что противодействие легализации доходов от незаконной деятельности осуществляется в финансовой, банковской, административной, уголовно-процессуальной и других сферах деятельности , однако исследователь не дает определения предметов регулирования соответствующих отраслей права в преломлении к общественным отношениям в сфере финансового мониторинга. Значимость научного рассмотрения данного вопроса объясняется тем, что определение отраслевого содержания общественных отношений в сфере финансового мониторинга должно обеспечить согласованность как различных отраслей права, так и различных нормативных правовых актов, регулирующих данную сферу деятельности в части субъектно-объектных отношений, их со-держания и цели.

На наш взгляд, отношения, возникающие в сфере финансового мониторинга, следует рассматривать прежде всего в рамках финансово-правового поля по нескольким причинам. Во-первых, под определение финансового мониторинга подпадают общественные отношения, одним из субъектов которых является уполномоченный орган государства или организация, выполняющая публичную функцию, наделенная в силу закона полномочиями давать указания другому субъекту.

В настоящий момент такими уполномоченными органами государства в сфере финансового мониторинга являются Росфинмониторинг и надзорные органы (Банк России, Федеральная служба по финансовым рынкам России, Государственная пробирная палата, Росстрахнадзор). К уполномоченным организациям, выполняющим делегированные публичные функции, следует отнести субъекты финансового мониторинга, в том числе финансовые институты. Иными словами, имеют место вертикально-властные отношения, которые характерны для финансового права.

Во-вторых, методом правового регулирования общественных отношений в сфере финансового мониторинга выступает императивный метод, устанавливающий вертикальные правоотношения между: 1) Росфинмониторингом и надзорными органами, что имеет место, например, при установлении обязанности Банка России согласовывать правовые акты в сфере финансового мониторинга с Росфинмониторингом; 2) Росфинмониторингом и надзорными органами, с одной стороны, и субъектами финансового мониторинга, с другой, например, при проведении проверок соблюдения субъектами финансового мониторинга законодательства о противодействии легализации преступных доходов и финансированию терроризма; и, наконец, 3) субъектами финансового мониторинга и их клиентами при выполнении функции в сфере финансового мониторинга, например, при требовании о предоставлении информации о проведенной операции или реализации права на приостановление исполнения операции. Как и в случае с субъектом, данный довод указывает на принадлежность общественных отношений в сфере финансового мониторинга к публичным отраслям права.

В-третьих, на превалирующий характер финансового права указывает объект финансового мониторинга, под которым мы понимает операции и сделки с денежными средствами и иным имуществом, т. е. отношения в сфере финансового мониторинга обусловлены финансово-экономической составляющей, которая, как известно, характерна для финансово-правовых отношений.

Несмотря на то, что контролю подлежат также операции с иным имуществом, именно деньги как всеобщий эквивалент являются тем финансовым инструментом, которому легко придать легальный вид по сравнению с угнанным автомобилем, украденным произведением искусства, ювелирными украшениями, т.е. вещами, обладающими, в отличие от денег, определенной индивидуальностью. Иными словами, объектом финансового мониторинга выступают финансово-экономические отношения. В свою очередь, именно финансовые отношения являются объектом регулирования финансового права.
Подчеркнем, что при осуществлении ряда мер по противодействию отмыванию преступных доходов и финансированию терроризма общественные отношения не содержат в себе «денежной составляющей», например при идентификации клиента и его выгодоприобретателя. Вместе с тем, необходимо отметить, что данные отношения являются обязательным условием существования финансовых отношений, так как именно после проведения идентификации возможно открытие клиенту банковского счета и проведение финансовых операций. 

В-четвертых, финансовый мониторинг, хотя и опосредованно, связан с деятельностью государственных органов по аккумулированию, распределению и использованию централизованных фондов денежных средств, которая, в свою очередь, является предметом финансового права. Как справедливо подчеркивает О.Н.Горбунова, «основными задачами Комитета Российской Федерации по финансовому мониторингу являются: сбор, обработка и анализ информации об операциях с денежными средствами или иным имуществом, подлежащих контролю в соответствии с законодательством Российской Федерации. Представляется, что для проведения подобного мониторинга большую роль играют нормы финансового права, которое регулирует финансовую деятельность государства, т. е. деятельность по аккумуляции, перераспределению и использованию фондов денежных средств» . Объектом финансового мониторинга, как было сказано ранее, выступают прежде всего операции с денежными средствами.

Кроме того, в ходе финансового мониторинга могут быть выявлены операции с имуществом или денежными средствами, полученными в результате незаконного использования централизованных фондов денежных средств государства или муниципального образования. На тесную взаимосвязь финансового мониторинга с финансовой деятельностью государства указывает тот факт, что, как следует из выступления на парламентских слушаниях Председателя Банка России С.М.Игнатьева, из-за преступной деятельности по отмыванию незаконных доходов «потери консолидированного бюджета (включая государственные внебюджетные фонды) составляют от 500 до 800 млрд. рублей в год» .  Таким образом, отмывание преступных доходов ограничивает объем поступлений в централизованные денежные фонды, а значит препятствует аккумулированию денежных средств в бюджетах различных уровней. Как следствие, отмывание преступных доходов оказывает негативное влияние на финансовую деятельность государства и общества в целом.

Финансовый мониторинг, как и финансовая деятельность государства, направлен на реализацию функций и задач государства и муниципальных образований, к которым следует отнести обеспечение экономической безопасности государства. Одной из составляющих экономической безопасности государства является недопущение преступных доходов в финансовую систему Российской Федерации и предотвращение использования данной системы для отмывания преступных доходов и финансирования терроризма.

Подтверждает тесную взаимосвязь финансового мониторинга с финансовой деятельностью государства О.Н.Горбунова, утверждающая, что «финансовая деятельность государства регулируется, кроме того, специальными законами, касающимися той или иной области этой деятельности. Именно к таким законам относится Федеральный закон «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных путем…».

И наконец, финансовые отношения, выступающие предметом финансово-правового регулирования, являются динамической категорией, что предполагает развитие финансового права путем расширения круга отношений, являющихся предметом его регулирования. Как справедливо отмечал П.М.Годме, наука финансового права выходит за пределы законодательства о финансах и юридического режима государственных финансов. Эта наука изучает также те последствия, которые возникают для государственных финансов в результате действия публичной власти . В свою очередь И.В.Рукавишникова подчеркивает, что «понятие и состав финансового права изменялись одновременно с правовыми и политическими режимами в обществе и государстве» , а значит в том числе в соответствии с целями и задачами, которые преследовало государство на определен-ном этапе развития. Бесспорным, на наш взгляд, является утверждение, что одной из задач развития современного демократического правового российского государства является борьба с отмыванием преступных доходов и финансированием терроризма.

В свою очередь, в рамках административного права следует рассматривать вопросы состава и структуры государственных органов в сфере надзора за соблюдением законодательства о финансовом мониторинге, а также привлечения субъектов финансового мониторинга к административной ответственности за нарушение законодательства о финансовом мониторинге.

В части уголовного права и процесса общественные отношения с участием правоохранительных органов, возникающие после передачи им Росфинмониторингом материалов, регулируются нормами уголовного и уголовно-процессуального права и по определению не могут рассматриваться в качестве финансового мониторинга. По той же причине нельзя отнести правоохранительные органы ни к одному из уровней уполномоченных органов власти и организаций в сфере финансового мониторинга. Подчеркнем, что нормы уголовно-правового характера имеют место в том случае, если мы рассматриваем всю совокупность отношений в рамках системы противодействия легализации (отмыванию) доходов и финансирования терроризма, составной частью которых являются отношения в сфере финансового мониторинга.

Таким образом, в рамках общественных отношений в сфере финансового мониторинга мы можем говорить о публично-правовой принадлежности норм права, осуществляющих регулирование общественных отношений, к которым относятся нормы финансового и административного права. Правовой же анализ всей совокупности общественных отношений в сфере ПОД/ФТ позволяет добавить к данному публично-правовому массиву и нормы уголовного законодательства.

На наш взгляд, в рамках системного подхода к финансовому мониторингу можно говорить о приоритетном значении норм финансового права в регулировании общественных отношений в сфере финансового мониторинга. Их значимость подтверждается прежде всего объектом финансового мониторинга, к которому относятся финансово-экономические отношения, а также контрольной сущностью финансового мониторинга, целью которого является выявление неправо-мерной деятельности по легализации преступных доходов и финансированию терроризма. Подтверждает тесную взаимосвязь финансового контроля с финансовым мониторингом Н.И.Химичева, связывающая принятие мер по усилению государственного финансового контроля с принятием Закона о противодействии отмыванию преступных доходов и финансированию терроризма.

В целях обоснования данной точки зрения рассмотрим принципы и функции государственного финансового контроля в преломлении к финансовому мониторингу. На наш взгляд, в основе функционирования финансового контроля и финансового мониторинга лежат общие организационно-правовые принципы. Так, финансовый мониторинг основывается на ряде принципов, при-сущих контрольной деятельности; в частности, принципы контрольной деятельности, которые изложены в Лимской декларации руководящих принципов контроля (принята IX Конгрессом Международной организации высших контрольных органов (ИНТОСАИ) в 1977 г.) , применяются и в рамках осуществления финансового мониторинга.

Как известно, реализация принципа независимости обеспечивается прежде всего финансовой самостоятельностью данного органа. В административной сфере независимость Росфинмонито-ринга обеспечивает его подотчетность высшему исполнительному органу государства – Правительству Российской Федерации. Объективность подразумевает неукоснительное соблюдение представителями контрольных подразделений Росфинмониторинга и надзорных органов действующего российского законодательства в сфере финансового мониторинга, проведение ими оценки деятельности на основе фактов, а не оценочных суждений. Компетентность предполагает высокий профессиональный уровень работы сотрудников Росфинмониторинга на основе строго установленных стандартов и норм права. К указанным выше контрольно-правовым принципам также следует отнести принципы, носящие прикладной характер: результативность, четкость и логичность предъявляемых контролерами требований, неподкупность субъектов контроля, обоснованность и доказательность информации, приведенной в актах проверок и ревизий, превентивность, презумпцию невиновности подозреваемых в правонарушениях, согласованность действий контролирующих органов.

Таким образом, осуществление финансовым мониторингом идентичных с финансовым контролем функций, на наш взгляд, также следует рассматривать в качестве дополнительного доказательства финансово-правовой, и в частности, финансово-контрольной природы финансового мониторинга.

Финансовый мониторинг и финансовый контроль осуществляют одни и те же функции. В финансово-правовой науке к функциям контрольной деятельности принято относить функцию корректировки, социальной превенции и правоохраны . Так, в рамках реализации функции социальной превенции система финансового мониторинга противодействует использованию финансовой системы в целях отмывания преступных доходов, тем самым лишая преступные элементы финансово-экономической базы для совершения новых преступлений. В данном аспекте финансовый мониторинг носит превентивный характер. Наиболее яркое проявление данная функция находит при идентификации клиентов и их выгодоприобретателей или при выявлении операции с участием террористов и экстремистов.

В свою очередь, при осуществлении правоохранительной функции финансовый мониторинг находит отражение в выявлении операций, в которых используются денежные средства или иное имущество, полученное преступным путем. Здесь наиболее значимую роль играют такие меры противодействия, как обязательный и факультативный (дополнительный) финансовый мониторинг.

Функция корректировки связана прежде всего с надзорной и методической деятельностью Росфинмониторинга, Банка России и иных надзорных органов в сфере противодействия отмыванию преступных доходов и финансированию терроризма. Если надзорная деятельность дает возможность выявить нарушения и недостатки в работе субъектов финансового мониторинга по противодействию отмыванию доходов и финансированию терроризма в целях их дальнейшего устранения, то методическая деятельность позволяет скорректировать действующую систему финансово-го мониторинга в соответствии с изменяющейся действительностью, включая появление новых способов и методов отмывания преступных доходов.

Как и в случае с финансовым контролем, при проведении мероприятий в сфере финансового мониторинга также условно можно выделить предварительный, текущий и последующий финансовый мониторинг. Так, например, предварительный финансовый мониторинг имеет место на стадии идентификации клиента и его выгодоприобретателей, когда субъект финансового мониторинга проводит сбор и проверку информации о клиенте на предмет возможной вовлеченности клиента в отмывание преступных доходов и финансирование терроризма.

Текущий финансовый мониторинг имеет место при выявлении операций, подлежащих обязательному контролю, и необычных операций, когда ответственные сотрудники субъекта финансового мониторинга сравнивают критерии и признаки указанных операций с операциями, проводимыми клиентами.

И наконец, последующий финансовый мониторинг можно определить как действия, направленные на перепроверку (дополнительную проверку) операций, проведенных клиентом, на предмет выявления операций, которые не были обнаружены на этапе текущего финансового мониторинга.

Государственным органом, осуществляющим данные функции в сфере противодействия отмыванию преступных доходов и финансированию терроризма, выступает Росфинмониторинг, кото-рый по определению является органом государственного финансового контроля. Данная точка зрения находит сторонников и в научных кругах. Так, С.В.Запольский относит Федеральную службу по финансовому мониторингу к органам финансового контроля . Поддерживает данную точку зрения и О.Н.Горбунова, которая также рассматривает Росфинмониторинг в качестве органа государственной власти, осуществляющего финансовый контроль .

Справедливо утверждая, что «большое значение в сфере валютного контроля играет Федеральный закон от 7 августа 2001 г. «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем», в соответствии с которым, а также согласно Указу Президента РФ от 1 ноября 2001 г. в структуре Министерства финансов РФ был образован Комитет Российской Феде-рации по финансовому мониторингу (КФМ России)», Е.Ю.Грачева относит Росфинмониторинг к государственным органам, осуществляющим финансовый контроль» . Причисляют Федеральную службу по финансовому мониторингу к органам государственного финансового контроля и ряд других финансистов-правоведов . Иными словами, в настоящее время в науке финансового права Федеральная служба по финансовому мониторингу рассматривается как неотъемлемая часть системы органов государственного финансового контроля, что, в свою очередь, также дает право считать деятельность данной службы деятельностью по осуществлению государственного финансового контроля.

Таким образом, на основании состава осуществляющих его финансовых органов, принципов, функций и стадий финансового мониторинга, аналогичных тем, на которых базируется финансовый контроль, можно говорить прежде всего о контрольной сущности финансового мониторинга.
Вместе с тем, дает ли это нам право рассматривать финансовый мониторинг как самостоятельный вид финансового контроля? На наш взгляд, ответ на данный вопрос должен быть двояким.

С точки зрения нормативного подхода финансовый мониторинг может и должен рассматриваться и как государственный финансовый контроль, и как негосударственный (внутрихозяйственный или внутрикорпоративный) контроль, осуществляемый непосредственно субъектом финансового мониторинга.  Так, законодатель рассматривает обязательный контроль как функцию Росфинмониторинга. Обязательный контроль нормативно определяется как совокупность принимаемых уполномоченным органом мер по контролю за операциями с денежными средствами или иным имуществом на основании информации, представляемой ему организациями, осуществляющими такие операции, а также по проверке этой информации в соответствии с законодательством Российской Федерации (государственный финансовый контроль).

В свою очередь субъекты финансового мониторинга, к которым относятся организации, осуществляющие операции с денежными средствами или иным имуществом, осуществляют внутренний контроль, который выражается в выявлении операций, подлежащих обязательному контролю, и иных операций с денежными средствами или иным имуществом, связанных с легализацией (отмыванием) доходов, полученных преступным путем, и финансированием терроризма (внутрихозяйственный финансовый контроль).

На наш взгляд, уместно говорить о финансовом мониторинге как о самостоятельном виде финансового контроля только рассматривая в совокупности все меры, осуществляемые Росфинмониторингом и финансовыми институтами в сфере ПОД/ФТ. Так, в рамках финансового мониторинга как самостоятельного вида государственного финансового контроля Росфинмониторинг осуществляет постановку на учет организаций, в сфере деятельности которых отсутствуют над-зорные органы, проводит сбор и анализ информации об операциях с денежными средствами и иным имуществом, направляет данную информацию в правоохранительные органы при наличии достаточных оснований полагать, что данные операции связаны с отмыванием преступных доходов и финансированием терроризма, а также координирует деятельность органов власти в данной сфере, в том числе надзорных органов, которые проводят проверку соблюдения субъектами финансового мониторинга законодательства в сфере противодействия легализации доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма.

В рамках внутрикорпоративного финансового контроля (внутрихозяйственного  финансового мониторинга) субъекты финансового мониторинга осуществляют комплекс мер, направленных на противодействие легализации (отмыванию) преступных доходов и финансированию терроризма и исключение вовлеченности данного субъекта финансового мониторинга в легализацию преступных доходов или финансирование терроризма. Своеобразие финансового мониторинга, на наш взгляд, заключается в том, что, осуществляя внутренний финансовый контроль, субъект финансового мониторинга одновременно осуществляет и государственный финансовый контроль, иными словами, выполняет агентские функции по осуществлению государственного финансового контроля. Как справедливо отмечают Г.А.Тосунян и А.Ю.Викулин, «обязательный контроль, осуществляемый уполномоченным органом, служит необходимым дополнением к системе обязательных процедур внутреннего контроля, которые призваны выполнять финансовые организации по отношению к своим клиентам» .

Вместе с тем, сущность финансового мониторинга определяется прежде всего непосредственно деятельностью по мониторингу операций и сделок на предмет выявления противоправной деятельности. В этом случае финансовый мониторинг должен рассматриваться как составная часть финансового контроля, а не как его самостоятельный вид. Здесь финансовый мониторинг не имеет никакого управляющего воздействия на операции и сделки, являющиеся объектом финансово-го мониторинга, так как результатом данной деятельности является только сбор и анализ информации, а не документальная и фактическая ее проверка, вынесение окончательного решения  о причастности данной операции к противоправной деятельности и привлечении ее участников к юридической ответственности. Иными словами, из всего арсенала методов финансового контроля при усеченном финансовом мониторинге используется максимально ограниченный набор методов, а точнее единственный  – наблюдение.

Кроме того, финансовый мониторинг в узком смысле слова является лишь одной из мер по противодействию легализации доходов и финансированию терроризма. Напомним, что наряду с финансовым мониторингом субъект финансового контроля осуществляет следующие меры: 1) идентификацию клиентов и их выгодоприобретателей; 2) оценку риска осуществления клиентом отмывания доходов, полученных преступным путем, и финансирования терроризма; 3) направление сообщений в Росфинмониторинг; 4) противодействие финансированию терроризма и экстремистской деятельности; 5) документальное фиксирование и хранение информации об операциях, подлежащих обязательному и факультативному мониторингу; 6) подготовку и обучение кадров; 7) предоставление информации по запросам Росфинмониторинга; 8) обеспечение конфиденциальности мер, принимаемых субъектом финансового мониторинга, которые реализуются в совокупности. Таким образом, здесь финансовый мониторинг выступает как составная часть механизма финансового контроля в сфере ПОД/ФТ, а не его самостоятельный вид.

Таким образом, на наш взгляд, финансовый мониторинг, являющийся по содержанию контрольной деятельностью, следует рассматривать как вид и как часть финансового контроля в зависимости от объема мер, осуществляемых в рамках финансового мониторинга.

Статья опубликована в Евразийском юридическом журнале № 5 (12) 2009

тест по под/фт
ПОД/ ФТ, целевой инструктаж ПОД/ФТ, курсы ПОД/ФТ, обучение под фт, противодействие легализации.



Следующие материалы:




   

Вопрос юристу

Поиск на сайте

Пользовательского поиска

Юридические статьи

Адвокатура
Адвокатская деятельность и адвокатура
Авторское право
Антикоррупционное право
Антимонопольное право
Административное право
Актуальный вопрос
Аграрное право
Арбитражный процесс
Агентство правовой информации «человек и закон»
Бизнес и право
Безопасность и право
Бюджетное право
Гражданское право
Банковское право
Гражданский процесс
Гуманитарные права
Гражданское общество
Гражданско-процессуальное право
Государство и политические партии
Договорное право
Дискуссионный клуб
Евразийская интеграция
Евразийская адвокатура
Евразийская безопасность
Евразийская толерантность
Евразийское сравнительное право
Евразийская геополитика и международное право
Европейское право
Корпоративное право
Конституционное и муниципальное право
Криминалистика
Криминология
Криминалистика и оперативно-розыскная деятельность
Конституционное право
Муниципальное право
Международное право
Миграционное право
Международное экономическое право
Международное экологическое право
Мусульманское право
Мнение нашего эксперта
Международное инвестиционное право
Международная практика
Международное морское право
Международное публичное право
Международное частное право
Право стран СНГ
Право ЕС
Право зарубежных государств
Право Европейского Союза
Право зарубежных государств
Международное гуманитарное право
Национальная безопасность
Общие права человека
Образовательное право
Обычное право
Профессиональная защита
Права детей
Правовая реформа
Психология и право
Проблемы юридического образования
Права человека
Право и образование
Прокурорский надзор
Правоохранительные органы
Право и безопасность
Приглашение к дискуссии
Право народов
Педагогика и право
Право интеллектуальной собственности
Парламентское право
Право и политика
Предпринимательское право
Природоресурсное право
Рецензии
Религия и право
Страницы истории
Слово молодым ученым юристам-международникам
Страховое право
Социология и право
Судебная экспертиза
Судопроизводство
Социальные права
Судоустройство
Сравнительное право
Спортивное право
Инвестиционное право
Инновационное право
Информационное право
История государства и права
История права
Избирательное право
Исполнительное производство
Интерэкоправо
Земельное право
Уголовный процесс
Уголовное право и криминология
Уголовное право
Уголовно-процессуальное право
Уголовный процесс и криминалистика
Уголовно-исполнительное правоотношение
Уголовно-исполнительное право
Уголовное судопроизводство
Трудовое право
Теория прав человека
Теория и история государства и права
Таможенное право
Теория права и государства
Теория
Трибуна молодого ученого
Философия права
Финансовое право
Федеративные отношения
Жилищное право
Экономические права
Экологическое право
Юридическая наука
Юридические конференции
Юридическая практика
Ювенальная юстиция
Юридическое образование
Юридическая этика
Ювенальное право

Самое читаемое


Генеральный партнер

 


12.00.00 Юридические науки

08.00.00 Экономические науки

09.00.00 Философские науки

Баннер
Баннер

Пресс-релизы

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер