Евразийский юридический портал

Бесплатная юридическая консультация онлайн, помощь юриста и услуги адвоката

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Перспективы деятельности Суда Евразийского экономического союза (ЕАЭС) в контексте развития евразийской интеграции

Волова Л. И.

В современных условиях весьма актуальной задачей является определение роли Суда Евразийского экономиче­ского союза в процессе развития евразийской интеграции, для чего необходимо глубоко проанализировать только формирующуюся судебную практику этого судебного ор­гана с учетом уже разработанных юристами научных док­трин. Бесспорно, для укрепления интеграции на евразий­ском пространстве нужен объективный и независимый суд, профессионально разрешающий споры между государствами-участниками, так как его решения непосредствен­но затрагивают интересы каждого из них. Суд Евразийско­го экономического союза предназначен для разрешения споров, связанных с применением права Союза, но в его правовых актах не содержатся нормы, позволяющие государствам-участникам выбирать процедуру разрешения споров в других международных судебных органах по во­просам, затрагивающим обязательства, взятые ими по пра­ву Союза.

Очень важным вопросом для налаживания эффективной работы Суда является чёткое определение его полномочий в области судебного нормотворчества. Создание эффективного механизма толкования Судом норм права Союза и междуна­родных договоров в его структуре и выявление способов его взаимодействия с национальными судами государств-участников. Но самой главной проблемой является повышение каче­ства выносимых Судом решений и определение и внедрение в практику эффективных методов их исполнения на националь­ном уровне и на всем евразийском пространстве.

Суд Евразийского экономического союза является надна­циональным судебным учреждением, что и закреплено в су­дебных решениях, это доказывается также и тем, что доступ в него хозяйствующих субъектов с заявлениями об обжаловании действий (бездействий) соответствующих лиц осуществляется без реализации требования об исчерпании всех средств право­вой защиты внутри судебных систем государств-участников Союза. В ранее вынесенных Судом ЕврАзЭС решениях были обозначены подходы к иерархии международно-правовых норм, определены основные функции Суда, закреплен особый метод правового регулирования интеграционных отношений международным правом и правом Союза. Основанием для начала судебного процесса является подача в Суд заявлений государствами-участниками или хозяйствующими субъекта­ми. Согласно Статуту и Регламенту Суда ЕАЭС он разрешает споры, связанные с правом Союза, и принимает по ним обяза­тельные решения, а предметом спора может быть заявление государства-участника по вопросу о соответствии междуна­родного договора, заключенного в рамках Евразийского союза, самому Договору, а кроме того, вопрос о соблюдении каким- либо государством-участником права Союза или же вопрос о соответствии решения Евразийской экономической комиссии праву Союза.

Предметом спора также может быть оспаривание дей­ствия (бездействия) Евразийской экономической комиссии, непосредственно затрагивающего права и законные интересы хозяйствующего субъекта в том случае, если оно повлекло за собой нарушение предоставленных Договором прав и закон­ных интересов хозяйствующего субъекта.

Российские юристы-международники, давая оценку ком­петенции Суда ЕАЭС высказывают обоснованное мнение о том, что он наделен более узкой компетенцией по сравнению с Судом ЕврАзЭС, а поэтому необходимо её расширить.

Некоторые авторы считают целесообразным заключать специальные соглашения, расширяющие компетенцию са­мого Союза и его Суда. Предлагается, чтобы частные лица получили право оспаривать акты действия(бездействия) над­национальных органов Союза и государств-участников, а наднациональные органы Союза получили право требовать привлечения государств к ответственности за совершение определенных действий. Есть мнение, что нужно изменить по­рядок, заключающийся в том, что с запросом о даче консуль­тативного заключения в Суд Союза вправе обращаться лишь Высшие суды государств-участников. Высказывается точка зре­ния, что Суд ЕАЭС должен обладать компетенцией выносить обязательные судебные решения по разрешению споров, воз­никающих между служащими органов Союза и их работода­телем.

Юристы-международники особое внимание уделяют во­просу о средствах достижения единообразия в понимании и применении норм права Евразийского Союза, включающего в свою систему нормы международного права, права Союза и национального права государств-участников. Единообразие обеспечивается решениями Суда ЕАЭС, поскольку правовые основы для воздействия его решений на развитие права Со­юза заложены в самом Договоре о Союзе 2014 г., в Статуте и в Регламенте Суда.

К сожалению, законодательно не отражена возможность прямого воздействия позиций Суда ЕАЭС на развитие права Союза, в связи с этим можно констатировать только опреде­ленное влияние позиций Суда на развитие права Союза, тем более, что это продиктовано практической целесообразно­стью и интересами государств-участников. Необходимо отме­тить, что в п. 2 Статута Суда, являющегося Приложением № 2 к Договору, прямо зафиксировано, что целью деятельности Суда является обеспечение единообразного применения госу­дарствами-членами и органами Союза Договора о создании Союза, международных договоров Союза с третьей стороной и решений органов Союза, при этом из таких решений органов Союза исключены решения самого Суда.

Следует обратить внимание на то, что Суд ЕАЭС излиш­не много внимания уделил вопросу соблюдения формальных требований при разрешении споров, к примеру, Евразийская экономическая комиссия направляет хозяйствующий субъект в Суд, а Суд отказывает в рассмотрении дела, обосновывая это несоответствием поданного заявления требованиям, установ­ленным к его оформлению. Получается неэффективная си­туация, оба органа, призванные обеспечивать единообразное применение права Союза, остаются бездействующими. Для усиления защиты прав и законных интересов хозяйствующих субъектов и углубления интеграции подобный подход це­лесообразно изменить путем введения специальной нормы в Договор о Евразийском экономическом союзе 2014 г. или посредством совершенствования самой судебной практики. С целью создания единого правового пространства Суду Со­юза необходимо выстраивать эффективное взаимодействие с наднациональными органами Союза, с правительствами госу- дарств-участников и с их национальными Судами.

С целью реализации функции правотворчества Суд ЕАЭС своими решениями призван создавать правила поведения в виде судебных прецедентов и, тем самым, через прецеденты формировать право Евразийского экономического союза. С целью того, чтобы добиться принятия Судом мотивированных решений необходимо в правовых актах Союза решить вопрос об иерархии источников права Евразийского экономического союза с учётом научных подходов специалистов в данной области. Формирование и развитие правовой системы ЕАЭС должно осуществляться оперативно с учетом достижений в этой сфере Европейского союза. И только потом целесообраз­но разработать Договор о нормативно-правовой базе Союза с установлением иерархии и видов источников права, условий и порядка их принятия и ввода в действие.

Скрупулёзный анализ Статута Суда Союза (приложение № 2 к Договору о Союзе) приводит к выводу, что государства- участники в значительной степени изменили юрисдикцию нового Суда по сравнению с той, которой обладал Суд ЕврА­зЭС. Следует согласиться с Исполиновым А.С. в том, что зна­чимость внесенных Статутом Суда Союза изменений следует воспринимать исключительно и только в свете объективной оценки решений Суда ЕврАзЭС.

Поскольку структура институтов в рамках Евразийско­го экономического союза и компетенция его органов ещё до конца не определились, то они вполне могут и дальше подвер­гаться изменениям в направлении совершенствования. К при­меру, был изменён сам порядок формирования Суда по срав­нению с ЕврАзЭС, то есть в него судьи стали назначаться на должность решением Высшего евразийского экономического совета по представлению государств-участников согласно п.10 Статута, что в значительной степени повышает статус судей. Отсюда можно сделать вывод, что правительства государств- участников пожелали сохранить контроль над процессом на­значения судей, тем более, что состав Суда в конечном итоге определяется по всеобщему согласию государств-участников Союза.

Нельзя согласиться с тем, что Суд ЕАЭС не имеет право утверждать свой регламент, определяющий правила его про­цедуры, он утверждается Высшим евразийским советом.

Итак, в Статуте ЕАЭС по сравнению с ранее действо­вавшим Судом ЕврАзЭС сужена компетенция Суда по рас­смотрению жалоб частных лиц, что в том числе связано и с созданием коллегий экспертов, формируемых из представи­телей государств для рассмотрения споров о промышленных субсидиях, о мерах государственной поддержки сельского хо­зяйства, о применении специальных защитных мер. Несмотря на то, что решения таких коллегий являются рекомендатель­ными для Суда, тем не менее «в части вывода о применении соответствующих компенсирующих мер заключение специ­ализированной группы является для Суда обязательным при вынесении решения». В этом случае Суд выступает в качестве органа, под своим именем выносящего решения, принятые другими институтами, в результате чего такой порядок может привести к появлению разных интерпретаций положений До­говора о Евразийском экономическом союзе 2014 г.

Анализ Статута Суда ЕАЭС приводит к выводу, что в нём лишь несколько пунктов посвящено консультативной юрис­дикции Суда, в которых определено, что Суд по заявлению государства-участника или органа Союза осуществляет разъ­яснение положений Договора, международных договоров в рамках Союза и решений органов Союза, а также по заявле­нию сотрудников и должностных лиц органов Союза и Суда положений Договора, международных договоров в рамках Союза и решений органов Союза, связанных с трудовыми от­ношениями (ст. 46).

Специально в Статуте оговорено, что разъяснение Суда означает предоставление им консультативного заключения, носящего рекомендательный характер (ст. 98). Установлено, что государства сами должны определить, какие органы госу­дарства будут уполномочены обращаться в Суд за разъяснени­ями, однако, перечень таких органов будет узким.

На национальные суды возложена основная работа по применению актов Союза, и именно они будут создавать свои правила толкования и определять порядок применения норм права Союза. Вместе с тем взаимодействие Суда Союза и на­циональных судов, направленное на единообразное примене­ние норм права Евразийского экономического союза всеми на­циональными судами государств-участников Союза, призвано содействовать созданию единого правового пространства на основе верховенства права Союза.

Складывается практика, что Евразийская экономиче­ская комиссия (ЕЭК) всё чаще принимает акты, которые на­прямую затрагивают права и законные интересы физических лиц, а не только предприятий, но при этом обжаловать её решения можно только в Суде Союза. Тем не менее, Статут ЕАЭС по-прежнему предоставляет право обжалования таких актов только «хозяйствующим субъектам», к которым отно­сятся юридические лица и индивидуальные предпринима­тели. Частные лица-непредприниматели остались вне юрис­дикции Суда, хотя их интересы также могут быть затронуты решениями Комиссии. Это неприемлемо применительно к Евразийскому экономическому союзу, поставившему перед собой цель создавать благоприятные условия для всех частных лиц. Для достижения этой цели все частные лица должны по­лучить право судебного обжалования непосредственно каса­ющихся их решений Евразийской экономической комиссии.

Для установления единообразного применения права Со­юза важным условием является плодотворное взаимодействие деятельности Суда с Евразийской экономической комиссией, которой предоставлены достаточные полномочия по прове­дению мониторинга единообразия применения актов Союза всеми участниками интеграционного процесса.

Комиссия осуществляет мониторинг и контроль за ис­полнением международных договоров, входящих в право Со­юза, и решений Комиссии (п. 4 и п. 43 Положения о ЕЭК), а Совет Комиссии оценивает результаты мониторинга и кон­троля за исполнением международных договоров, входящих в право ЕАЭС.

Евразийская экономическая комиссия по материалам проведения мониторинга либо подтверждает факт соблюде­ния соответствующими субъектами правовых норм или уста­навливает факт их несоблюдения. Статут Суда (п. 102) пред­усматривает, что Суд не создаёт новых норм права Союза, решение суда не изменяет и (или) не отменяет действующих норм права Союза, норм законодательства государств-участников.

Как вытекает из вышеизложенного, имеющаяся неопре­делённость доказывает, что существует насущная необходи­мость в более чётком определении юридической силы следу­ющих источников права Союза: решений о пересмотре самого перечня нормативных регуляторов и решения о включении в него таких актов, как модельные законы, являющиеся ориенти­ром для национальных законодателей при формулировании норм национального права, что позволит добиться сближения правовых систем государств-участников по рассматриваемым вопросам.

Учитывая вышесказанное, в Евразийском экономическом союзе необходимо добиться нормативной определённости в иерархии источников. В ст. 6 Договора о Евразийском эко­номическом союзе дан перечень и представлена своеобразная иерархия источников права Союза, которая выглядит следую­щим образом: Договор о Евразийском экономическом союзе, международные договоры в рамках Союза, международные договоры Союза с третьей стороной, решения и распоряже­ния Высшего Евразийского экономического совета, решения и распоряжения Евразийского межправительственного со­вета, решения и распоряжения Евразийской экономической комиссии, приятые в рамках их полномочий. Больше к пра­ву Союза Договор, как главный регулятор отношений между государствами-участниками, не относит никаких источников.

Обращает на себя внимание, что в ст. 50 Статута Суда ЕАЭС (Приложение № 2 к Договору), для целей Суда приве­дена другая источниковая база: общепризнанные принципы и нормы международного права, Договор о Евразийском эко­номическом союзе, международные договоры в рамках Союза и иные международные договоры, участниками которых яв­ляются государства-стороны спора, решения и распоряжения органов Союза, международный обычай как доказательство всеобщей практики. Требуется дать толкование последствиям, которые могут наступить в результате такого расхождения в перечне источников права.

В законодательствах государств-участников Союза акты интеграционных объединений, не являющиеся международ­ными договорами, в правовую систему не включены, не опре­делено их место в этой системе, отсутствуют и механизмы их реализации, на которые указывает ст. 6 Договора, а также правила по их применению судами и государственными орга­нами. В Евразийском экономическом союзе сохраняется ситу­ация, при которой решение некоторых важных правовых во­просов находится в компетенции глав государств. Именно по инициативе Президентов государств-участников Союза может начинаться правотворческая процедура, ими же обеспечива­ется реализация принятых правовых актов.

Статут Суда ЕАЭС допускает возможность неисполнения решений Суда Союза. В соответствии с п. 114 Статута Суда в случае неисполнения решений Суда государство-участник вправе обратиться в Высший Евразийский экономический со­вет с целью принятия необходимых мер, связанных с его ис­полнением. Согласно п. 115 Статута в случае неисполнения Комиссией решения Суда, хозяйствующий субъект вправе обратиться в Суд с ходатайством о принятии мер по его ис­полнению. В тоже время последней инстанцией в вопросах исполнения решений Суда является Высший Евразийский экономический совет, т.е. политический орган Союза. Из этого следует, что Совет, в который входят президенты стран-участников Союза, и будет, в конечном счёте, решать вопрос о судьбе неисполненного решения Суда, и далеко не факт, что выбор президентов стран-участников Союза будет сделан в пользу Суда ЕАЭС.

Учитывая, что предметом регулирования принимаемых органами Союза правовых актов, в первую очередь, являют­ся хозяйственные, а не какие-либо иные отношения, такой порядок вряд ли является эффективным для развития пред­принимательской деятельности на территории Союза. Пред­усмотренная для субъектов хозяйственных отношений воз­можность обжаловать решения Евразийской экономической комиссии по отдельным аспектам в Суде Союза не является существенной гарантией укрепления их положения в качестве таких субъектов.

Поскольку в Учредительных документах Союза не решён вопрос о соотношении международного права и права Союза, его постаралась разрешить Апелляционная палата в вынесен­ном ею решении, определив верховенство права Союза, кото­рое должно формироваться в полном соответствии с между­народным правом.

Евразийский экономический союз должен выстроить свой собственный правопорядок с учётом вышеприведённого положения. Вынося своё первое решение 28 декабря 2015 г. по жалобе заявителя - индивидуального предпринимателя Тара­сика К.П. из Казахстана на бездействие Евразийской экономи­ческой комиссии, Суд ЕАЭС старался заранее предвидеть его правовые и политические последствия для развития интегра­ции.

Всестороннюю оценку первого решения Суда ЕАЭС дал Исполинов А.С., сравнив подход по рассмотрению такого рода деятельности Суда Союза с подходами Суда ЕврАзЭС и Суда ЕС. По его утверждению, позиция, изложенная в реше­нии Суда ЕАЭС, гораздо реалистичнее, чем крайне жесткая позиция Суда ЕврАзЭС, и в большей степени соответствует достижению цели укрепления сотрудничества между Судом и ЕЭК в вопросах осуществления контроля за исполнением го­сударствами-членами Союза своих обязательств.

Итоги разрешения первого дела доказали в очередной раз, что международные суды ни при каких обстоятельствах не могут играть роль, аналогичную той, которую играют на­циональные суды в рамках государств. Международные суды обладают особой спецификой, вытекающей из того факта, что они создаются государствами для реализации специаль­ных целей, кроме того, сами государства-участники утверж­дают правила процедуры, объём полномочий, определяют бюджет, назначают судей, а также разрабатывают и изменяют международные договоры, которые эти суды призваны толко­вать и применять.

Поэтому Суд ЕАЭС обладает всеми качествами для того, чтобы стать авторитетным судебным органом, успешно обе­спечивающим единство и реализацию права Союза. Однако данному Суду ещё только предстоит доказать свою эффектив­ность, для этого он должен стать надёжным «защитником» правопорядка Евразийского экономического союза Среди судей Евразийского Суда идут напряженные дискуссии по наиболее важным вопросам судопроизводства, определению роли Суда в развитии евразийской интеграции, по нахожде­нию лучшей модели написания судебных решений.

Среди большинства из них достигнуто согласие, что не­обходимо взять на вооружение эволюционный подход к на­писанию судебных решений, что означает усиление в них ар­гументации и более глубокого изложения мотивировочной части. Доктор юридических наук А.С. Смбатян считает, что эффективность работы суда определяется, в том числе, и исхо­дя из оценки качества выносимых им решений, из глубины их содержания, аргументированности и логичности изложения доказательств.

Действительно, юридическая аргументация в решениях Суда ЕврАзЭС не всегда была на самом высоком уровне, по­этому её улучшение в решениях Суда ЕАЭС позволит ему стать уважаемым органом международного правосудия. Несо­мненно, Суд ЕАЭС должен выносить решения такого качества, которое позволит повысить их влияние на деятельность дру­гих международных судов, что будет способствовать развитию международного судопроизводства. Для достижения этой цели логично в каждом принимаемом решении давать ссыл­ки на положения общего международного права, а также там, где это необходимо, на нормы конкретных многосторонних международных договоров. Безусловно, указанные источники права не должны выступать основой принимаемых Судом решений, однако в мотивировочной части решений Суд, будучи органом международного правосудия, может использовать аргументацию с ссылками на разные источники права.

Судьи должны стараться для обеспечения авторитета Суда находить баланс интересов всех государств-участников и их хозяйствующих субъектов, а также учитывать все нюансы отношений между государствами-участниками, налаживая взаимодействие со всеми органами Союза и с государствен­ными органами и национальными судами государств-участников. Следует согласиться с профессором Соколовой Н.А. в том, что «в случае усиления процессов интеграции роль Суда неизбежно возрастает за счёт того, что называют судейским активизмом». Однако для достижения этого необходимо рас­ширить компетенцию Суда ЕАЭС.

Требуется также установить чёткие принципы взаимо­действия правопорядка ЕАЭС с международным и нацио­нальными правопорядками. Для усиления интеграции все три правопорядка должны взаимодействовать друг с другом и служить общей цели - поддержанию международной закон­ности и правопорядка.

Проведенный анализ убеждает в том, что в Евразийском экономическом союзе существует настоятельная необходи­мость достижения единообразного понимания и применения норм права Союза во всех государствах-участниках Союза, что достигается путем судебного толкования правовых актов. Профессор Нешатаева Т.Н. и доктор юридических наук Смба- тян А.С. высказывают опасения, что Суд Союза не сможет в полной мере обеспечить единообразное правоприменение и укрепление интеграции, если судьи не будут выносить убеди­тельные, взвешенные, продуманные решения. Эти опасения справедливы до тех пор, пока Суд Союза не выработает свою собственную модель судебного решения споров и удовлетво­рения поданных жалоб, а также не разработает образец тол­кования норм международных договоров и актов, разработан­ных органами Союза. Этому будет способствовать ускорение процесса инкорпорации правовых актов Союза в националь­ное право государств-участников.

Суду ЕАЭС предстоит решить сложные вопросы, по кото­рым органы Союза не смогли достичь единогласия. Разреше­ние этих вопросов в решениях Суда ЕАЭС является единствен­ным правовым способом преодоления тупиковых ситуаций, возникающих при создании общих рынков различных видов продукции государствами, находящимися на столь разном уровне экономического развития. Очень важной задачей яв­ляется достижение баланса в деятельности наднациональных и межгосударственных органов Евразийского экономического союза. Роль Суда ЕАЭС как судебного органа должна посте­пенно возрастать, он призван устанавливать равновесие между органами Союза и органами государств-участников с целью защиты прав субъектов хозяйственной деятельности.


   

Пресс-релизы


Генеральный партнер

 


12.00.00 Юридические науки

08.00.00 Экономические науки

09.00.00 Философские науки